Должен ли попадать предмет лизинга в конкурсную залоговую массу при банкротстве лизингополучателя

В силу норм статей 608, 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 11 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.98 N 164-ФЗ предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя. Пунктом 2 статьи 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ на конкурсного управляющего возложены обязанности по поиску, выявлению и возврату имущества должника. По смыслу положений вышеназванных статей гражданского законодательства, статьи 131 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» объекты лизинга не подлежат включению в конкурсную массу.

Обозначенная проблема сводится к вопросу о допустимости истребования (изъятия) лизингодателем лизингового имущества у лизингополучателя после того, как в реестр требований кредиторов лизингополучателя, признанного банкротом, включены требования лизингодателя, которые в совокупности с уже выплаченными должником лизинговыми платежами составляют всю их сумму, причитавшуюся лизингодателю по договору лизинга.

По мнению некоторых конкурсных управляющих, такое истребование недопустимо, т. к.:
1) лизинговое имущество должно составлять конкурсную массу;
2) заявление совокупности этих требований (о включении денежных требований в реестр и об изъятии лизингового имущества) ставит лизингодателя в преимущественное положение по сравнению с иными;
3) нормы законодательства не могут быть истолкованы таким образом, что банкротство должника позволяет кредитору получить больше, чем при надлежащем исполнении обязательства должником при отсутствии в отношении него дела о банкротстве.

Коллегия судей ВАС РФ пришла к выводу о том, что:
1) суду необходимо решить вопрос о том, с какого момента считается окончательным выбор между денежным и иным имущественным требованием у кредитора, обладающего альтернативным правом требования к должнику-банкроту:
а) с момента включения в реестр его денежного требования,
б) частичного либо
в) полного его погашения;
2) при заявлении должнику-банкроту лизинговой компанией денежных требований о выплате цены договора лизинга и включении их в реестр, она не может одновременно требовать изъятия у должника предмета лизинга.

С ОДНОЙ СТОРОНЫ,
утверждения конкурсного управляющего о включении лизингового имущества в конкурсную массу заставляет обратить внимание на следующие нормы:
(1) предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя (п. 1 ст. 11 Закона о лизинге);
(2) право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества (абз. 1 п. 2 ст. 218 ГК РФ);
(3) согласно ст. 624 ГК РФ и ст. 19 Закона о лизинге в договор лизинга может быть включено условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи. К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу (постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1729/10);
(4) в случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом. В случаях, когда в срок, предусмотренный договором, переданный товар не будет оплачен, продавец вправе потребовать от покупателя возвратить ему товар (ст. 491 ГК РФ);
(5) на предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя (п. 1 ст. 23 Закона о лизинге);
Кроме того, согласно п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве конкурсную массу составляет “все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства”.
Прежде, чем включить лизинговое имущество в конкурсную массу лизингополучателя, необходимо ответить на вопросы:
— во-первых, на основании каких норм права,
— во вторых, в силу какой совокупности юридических фактов и
— в-третьих, с какого момента —
право собственности лизингодателя (кредитора, претерпевающего негативные последствия нарушения обязательства), которое призвано служить гарантией возврата инвестиций и прекращается лишь при внесении всех договорных платежей (постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 16533/11), на предмет лизинга должно перейти к лизингополучателю (неисправному должнику)?

Неслучайно в указанном постановлении подчеркивается, что надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества.

Ни включение в реестр требований кредиторов требований лизингодателя в сколь угодно существенной сумме (хотя бы и равной общей сумме лизинговых платежей), ни погашение этих требований как неудовлетворенных “по причине недостаточности имущества должника” (абз. 3 п. 9 ст. 142 Закона о банкротстве) очевидно не тождественны надлежащему исполнению обязательств по уплате всех лизинговых платежей.
Нельзя признать правомерным вывод о реализации права истца на судебную защиту путем включения задолженности по договору в реестр требований кредиторов в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). Включение заявленной суммы в реестр требований кредиторов не свидетельствует об исполнении обязательств по договору.

Приравнять ценность права собственности на более или менее “живое” имущество к виртуальному (по большей части) требованию, включенному в реестр (скорее, “растворенному” в нем), признать включение такого требования в реестр равноценным встречным предоставлением за получение в собственность имущества — означало бы очень сильно противоречить здравому смыслу. Кстати, имущество приобретено на средства лизингодателя. До тех пор, пока лизингодатель не получил, как минимум, возмещение вложенных средств, нужны очень сильные доводы в пользу того, чтобы это имущество направить на удовлетворение требований других кредиторов.
Наконец, получение лизингодателем преимущества перед другими кредиторами — это явное недоразумение. Коль скоро уже признано, что предмет лизинга (вернее, право собственности на него) призван служить “гарантией вложенного”, это с неизбежностью должно влечь преимущество обеспеченного кредитора перед необеспеченными — в этом и состоит смысл обеспечения. (Другое дело, что лизингодатель не должен получить в общей сложности больше, чем ему причиталось по договору.)

Есть мнение о том, что коль скоро лизинг — это обеспечительная конструкция, то и при банкротстве должника-лизингополучателя лизинг должен рассматриваться через призму обеспечительной функции. На основании этого тезиса делается вывод о том, что лизинговое имущество должно поступить в конкурсную массу.

Против этого вывода есть, как минимум, два возражения:
(1) При таком способе обеспечения, как залог, заложенное имущество не “поступает” в конкурсную массу, а напротив, во-первых, изначально в ней пребывает и, во-вторых, обособляется внутри этой массы с целью выполнения основного предназначения — служить обеспечением требований залоговых кредиторов.
Для того, чтобы выполнить аналогичную функцию после включения (по весьма туманным основаниям) в конкурсную массу должника-лизингополучателя, лизинговое имущество также должно быть наделено в составе этой массы особым правовым режимом.
До установления такого правового режима (т. е. до принятия продуманного комплекса норм, способных позволить лизингодателю как привилегированному кредитору воспользоваться ценностью лизингового имущества как резервом, за счет которого удовлетворяются его требования) включение лизингового имущества в конкурсную массу в силу факта включения требований лизингодателя в реестр требований кредиторов должника-лизингополучателя будет означать неуважение собственности лизингодателя и нарушение ст. 1 Протокола [№ 1] к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В случаях принудительного изъятия имущества у собственника — независимо от оснований такого изъятия — должен осуществляться эффективный судебный контроль как гарантия принципа неприкосновенности собственности. В соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.
Установление специального правового режима лизингового имущества на случай банкротства лизингополучателя — компетенция законодателя. Теоретически можно было бы сказать, что в отношении правового режима лизингового имущества следует установить полную аналогию с заложенным имуществом, но:
во-первых, обращение к каждой норме Закона о банкротстве, посвященной залогу, при ближайшем рассмотрении позволит выявить:
(а) массу нерешенных проблем применительно собственно к залогу.
(б) сложность установления взаимно однозначного соответствия между элементами залоговых отношений и элементами лизинговых отношений;
во-вторых, не последней из причин появления лизинга было стремление наделить кредитора более сильным и эффективным обеспечительным правом в отношении определенного актива, чем залоговое право. Поэтому аналогия закона с ориентацией на правовой режим заложенного имущества был бы некорректен в силу отсутствия той степени сходства, которая требуется для применения аналогии (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

Другие публикации:  Максимальное пособие за второго ребенка в 2019

(2) Вовсе не очевидно, что все обеспечительные конструкции должны “вести себя” одинаково во всех мелочах.
Очевидно, что по своему характеру интерес лизингодателя ближе к интересу продавца, “отчудившего” вещь с оговоркой о сохранении права собственности, нежели к интересу кредитора, получившего обеспечительное право собственности (в качестве альтернативы залоговому праву).

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ,
Трудно спорить с тем, что банкротство должника не должно позволять кредитору получить больше, чем при надлежащем исполнении обязательства должником в отсутствие в отношении него дела о банкротстве. Иными словами, лизингодатель не должен одновременно получить и полное удовлетворение своего имущественного интереса за счет реализации изъятого имущества, и удовлетворение требований, включенных в реестр (сверх предусмотренных договором лизинга денежных сумм).
Но решать эту задачу путем включения лизингового имущества в конкурсную массу должника-лизингополучателя — нельзя. Поэтому для урегулирования данной проблемы требуется совершенствование практики или законодательства.
Если до банкротства лизингодатель изымает имущество у лизингополучателя и реализует его с убытком для себя, он вправе требовать возмещения таких убытков с лизингополучателя (определение ВАС РФ от 16.07.2012 № ВАС-5629/12). При введении в отношении должника-лизингополучателя процедур банкротства лизингодатель вправе эти убытки включить в реестр требований кредиторов.
Довод о том, что выразив волю на включение требования о досрочном выкупе в реестр, лизингодатель тем самым реализовал дарованную ему законом альтернативу, достаточно спорно. В равной степени, можно констатировать, что банк, заявив требование о досрочном возврате кредита, теряет залог.

Особенности банкротства сторон лизингового договора

В статье рассмотрены актуальные проблемы, связанные с договором лизинга, в части банкротства сторон такого договора. Проанализировав положения Гражданского кодекса Российской Федерации, положения иных федеральных законов в сфере лизинга, а также судебную практику, затрагивающую так или иначе договор лизинга, автор выделяет несколько проблем, существующих в данной области, предлагая внести изменения для устранения данных проблем, а также для развития лизинга в целом.

На данный момент в законодательстве о банкротстве от­сутствуют специальные нормы о банкротстве лизингодателя или лизингополучателя. Банкротство одной из сторон прово­дится на основании общих положений ФЗ «О несостоятельно­сти (банкротстве)»1 и ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»2. Однако данные правила не позволяют надлежащим образом защитить интересы одной из сторон при банкротстве другой. Нормы законодательства о банкротстве прерогативны над об­щими нормами права, они имеют свою специфику. При бан­кротстве лизингополучателя лизингодатель может лишиться права возвратить переданное имущество. Судебная практика в данном вопросе неоднозначна. Можно выделить тенденцию, что если вся сумма лизинговых платежей, в том числе имуще­ства, включена в реестр требований кредиторов лизингопо­лучателя, то лизингодатель не имеет возможности требовать возврата лизингового имущества. Иначе это поставило бы лизингодателя в более выигрышное положение перед осталь­ными кредиторами. Если же лизингодатель получает от долж­ника платежи по договору лизинга в преддверии банкротства, это может повлиять на интересы остальных кредиторов. Ар­битражный управляющий будет вправе оспорить такую сдел­ку и взыскать деньги в пользу лизингополучателя.

Есть мнение, что при банкротстве лизингополучателя ли­зингодатель находится в более лучшей позиции чем осталь­ные кредиторы, к примеру залоговые. В данном случае пред мет лизинга, находящийся в собственности лизингодателя, является своеобразной мерой обеспечения. При банкротстве лизингополучателя имущество не будет включаться в кон­курсную массу должника. Даже при условии, что обанкро­тившийся лизингополучатель выплатил почти всю выкупную стоимость имущества, договор может быть расторгнут при прекращении поступления лизинговых платежей, и лизинго­датель может потребовать от должника возвратить предмет лизинга. Но тогда лизингодатель должен будет вернуть лизин­гополучателю уплаченные в счет погашения выкупной цены имущества, средства. Тем не менее на практике же возникают проблемы при возврате имущества лизингодателю. Иногда имущество включают в конкурсную массу, либо по ошибке, либо в результате недобросовестных действий конкурсного управляющего, для последующей реализации его на торгах. Иногда лизингополучатель закладывает имущество в банк, вы­давая его за собственное.

При банкротстве лизингополучателя требования лизин­годателя об уплате лизинговых платежей, возникших до мо­мента принятия заявления о признании должника банкротом, удовлетворяются в третью очередь. А требования лизингода­теля об уплате лизинговых платежей, которые возникли после принятия заявления о признании должника банкротом, от­носятся к текущим платежам и удовлетворяются из конкурс­ной массы вне очереди. Также есть риски лизингодателя, не связанные с лизингополучателем, например, если лизингода­телю продадут имущество для передачи лизингополучателю с недостатками, то лизингополучатель может потребовать передачи ему качественной вещи. Поэтому лизингодатель должен обратить требование к продавцу о замене вещи либо о расторжении договора купли-продажи, но часто к этому мо­менту у продавца возникают финансовые проблемы, которые он решает с помощью банкротства. Лизингодатель всегда не­сет риски утраты имущества. Предмет лизинга всегда подле­жит страхованию, однако если вдруг случай утраты не будет признан страховым, лизингодатель лишится права на страхо­вое возмещение. В данном случае он может обратиться к ли­зингополучателю с иском, но к моменту рассмотрения дела или исполнения решения суда он может стать банкротом. К банкротству лизингодателей, как правило, приводит расту­щее количество неплатежей, что часто связано с наличием в лизинговом портфеле большого числа лизингополучателей с высоким уровнем рисков. В случае банкротства лизингодате­ля добросовестный лизингополучатель оказывается в крайне невыгодном положении. Обычно договор лизинга предус­матривает переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю после оплаты лизинговых платежей и выкупной цены. Лизингодатель, являясь в течение срока дей­ствия договора владельцем имущества, зачастую передает это имущество в залог банку, в целях обеспечения исполнения кредитных договоров. Банк становится залоговым кредито­ром, и получает преимущественное право на удовлетворе­ние своих требований из стоимости заложенного имущества. Права лизингополучателя на предмет лизинга при смене соб­ственника сохраняются, но это влияет на рыночную стоимость имущества, по которой предмет лизинга может быть продан с торгов. Не все покупатели захотят приобретать имущество, обремененное правами лизингополучателя. В данном слу­чае, при процедуре конкурсного производства арбитражный управляющий обычно расторгает договор. Такое возможно, если исполнение договора может привести к убыткам долж­ника. Таким образом, соблюдаются права банка-залогодер­жателя, который получает положенные ему средства от про­дажи имущества. При этом права лизингополучателя уходят на второй план. Лизингополучатель в данном случае может только предъявить самостоятельный иск о взыскании денеж­ных средств, уплаченных в составе лизинговых платежей в счет возмещения выкупной цены. Поэтому для лизингополуча­теля банкротство лизингодателя приводит в невозможности получить имущество в собственность. Также стоит затронуть риски, связанные с выкупной стоимостью предоставляемого в лизинг имущества. Часто выкупная цена фактически включа­ется в состав лизинговых платежей, а формально устанавлива­ется в минимальном размере или не выделяется вообще. До 2010-2011 гг. судебная практика складывалась так, что при до­срочном расторжении договора лизинга, в том числе в связи с несвоевременной оплатой лизинговых платежей, суды изы­мали у лизингополучателя имущество и взыскивали полную сумму просроченных лизинговых платежей. Так, суды не при­нимали доводов лизингополучателей о том, что часть выкуп­ной цены уже оплачена. В данных случаях лизингополучатели оставались и без имущества и без денег. Однако после 2010 г. Высший Арбитражный суд Российской Федерации изменил подход к таким делам , и теперь если договор расторгнут и имущество возвращено лизингодателю, то лизингополучатель имеет право требовать от лизингодателя возврата уплаченной части стоимости имущества. Суды стали взыскивать такие вы­платы в качестве неосновательного обогащения.

И все же на практике возникают случаи, когда лизинго­получатели не могут вернуть выкупные платежи в рамках дела о банкротстве, хотя лизинговое имущество было возвра­щено лизингодателю, а лизингополучатель-банкрот просто не успевает его выкупить до конца (лизингополучатель-бан­крот, по соглашению о замене стороны, передает свои права и обязанности по договору лизинга третьей стороне. В новом соглашении указано, что лизингополучатель-банкрот и новый лизингополучатель могут получить друг от друга встречное предоставление, которое не может выражаться в передаче прав и обязанностей, являющихся предметом настоящего со­глашения. Таким образом, так как новый лизингополучатель получал имущественную выгоду, в размере уже уплаченных выкупных платежей, лизингодатель снимает с себя обязатель­ство по возмещению лизингополучателю-банкроту выкупных платежей, переложив это бремя на нового лизингополучате­ля. Однако новый лизингополучатель соглашение о встречном предоставлении лизингополучателю-банкроту не заключил, а через некоторое время, не исполнив договор лизинга, возвра­щает лизинговое имущество лизингодателю. Лизингодатель же не вернул выкупные платежи ни лизингополучателю-бан- кроту, ни новому лизингополучателю, следовательно, можно говорить о том, что появилось неосновательное обогащение.

Другие публикации:  Опека отчетность

Участники лизинговой сделки должны требовать макси­мально прозрачных условий лизингового договора во избежа­ние проблем. Стороны должны застраховать ответственность по договору лизинга. В данном случае страховая премия будет заложена как в стоимость лизинга, так и в стоимость товаров лизингополучателя, что в данном случае снижает конкуренто­способность обеих сторон договора. В случае когда договором лизинга предусмотрен выкуп имущества, нужно вычленить стоимость имущества из состава лизинговых платежей. Сторо­нам необходимо проводить четкую проверку финансового со­стояния другой стороны и более активно идти на досудебное урегулирование спора.

Стоит отметить, что в ФЗ «О защите конкуренции» ли­зинговые компании признаются финансовыми организаци­ями, однако в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ли­зинговые компании единственные из перечня финансовых организаций, не имеющие регулирование особенностей бан­кротства в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Исходя из всего вышесказанного, автор считает, что уре­гулировать проблемы, связанные с банкротством сторон ли­зингового договора необходимо путем внесения изменений и установления порядка регулирования банкротства на законо­дательном уровне. В частности установить процедуру возврата имущества, принадлежащего лизингодателю, в случаях, если в отношении лизингополучателя введена процедура банкрот­ства, закрепить невозможность одностороннего расторжения договоров арбитражными управляющими, и таким образом обеспечить гарантии лизингополучателя в отношении пред­мета лизинга, закрепить возможность обеспечить выполнение обязательств по уплате лизинговых платежей с помощью бан­ковских гарантий. Автор полагает, наиболее приемлемый ва­риант — это принятие 9 параграфа «Особенности банкротства сторон лизингового договора» в главе 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (94) 2016

При банкротстве лизингодателя лизингополучатель может включиться в реестр требований кредиторов

Вопрос: Между лизингодателем и лизингополучателем заключен договор лизинга. Лизингополучатель внес часть лизинговых платежей в счет исполнения обязательств по уплате выкупной цены согласно договору. В отношении лизингодателя начата процедура банкротства. Может ли лизингополучатель включиться в реестр требований кредиторов как залоговый кредитор в части выплаченных им лизинговых платежей?

Ответ: По мнению автора, при банкротстве лизингодателя лизингополучатель может включиться в реестр требований кредиторов в части выплаченных им лизинговых платежей только в случае, когда договор лизинга заключен с правом выкупа и при этом он досрочно расторгнут и лизингополучателем оплачена часть выкупной цены. Вместе с тем такой лизингополучатель не является залоговым кредитором, а имеет статус конкурсного кредитора и может претендовать лишь на возврат сумм, выплаченных им в качестве выкупной цены.

Обоснование: В соответствии с положениями ст. ст. 2, 16 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обязательными условиями для включения в реестр требований кредиторов являются:

  • наличие у должника неисполненных денежных обязательств перед соответствующим кредитором;
  • предъявление таким кредитором в суд, рассматривающий дело о банкротстве, заявления о включении в реестр;
  • удовлетворение судом указанного заявления.

Как следует из содержания ст. 665 Гражданского кодекса РФ, ст. ст. 2, 15 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», основные обязательства, вытекающие из договора лизинга, состоят: для лизингодателя — в приобретении у определенного продавца в собственность определенного имущества и предоставлении этого имущества лизингополучателю за плату во временное владение и пользование; для лизингополучателя — в принятии указанного имущества и уплате лизингодателю лизинговых платежей в установленном порядке и сроки. В случае если договором лизинга предусмотрено условие о выкупе лизингополучателем предмета лизинга, взаимные обязательства сторон дополняются: для лизингодателя — обязанностью передать предмет лизинга в собственность лизингополучателя при наступлении установленных договором обстоятельств, для лизингополучателя — обязанностью приобрести предмет лизинга в собственность на оговоренных условиях.

В свою очередь, ст. 28 Федерального закона N 164-ФЗ определяет лизинговые платежи как общую сумму платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, включающую в себя:

  • сумму на возмещение затрат лизингодателя по приобретению и передаче предмета лизинга лизингополучателю;
  • сумму на возмещение затрат по оказанию других предусмотренных договором лизинга услуг;
  • доход лизингодателя;
  • выкупную цену предмета лизинга, в случае если договором лизинга предусмотрено условие о выкупе лизингополучателем предмета лизинга.

Исходя из вышеизложенного, по нашему мнению, в рамках лизинговых правоотношений лизингополучатель может оказаться на стороне кредитора, имеющего право требования к лизингодателю как должнику-банкроту только в случае, когда договор лизинга заключен с правом выкупа и при этом:

  1. лизингополучатель выплатил лизинговые платежи (с учетом выкупной цены) в полном объеме, либо
  2. договор лизинга досрочно расторгнут в случаях и в порядке, предусмотренных действующим законодательством или самим договором, и лизингополучателем оплачена часть выкупной цены.

Соответственно, в первом случае лизингополучатель приобретает право требовать надлежащего оформления перехода к нему права собственности на предмет лизинга и передачи указанного имущества свободным от прав третьих лиц, в том числе залоговых, а во втором — право требовать возврата платежей, внесенных им в качестве выкупной цены.

В свою очередь, согласно положениям ст. 2 Федерального закона N 127-ФЗ конкурсными кредиторами признаются кредиторы по денежным обязательствам.

Таким образом, учитывая, что только во втором из вышеприведенных случаев лизингополучатель имеет денежные требования к лизингодателю-банкроту, он может включиться в реестр требований кредиторов лишь в указанной ситуации. При этом в любом случае такой лизингополучатель не является залоговым кредитором, поскольку его требования не обеспечены залогом имущества должника, и может претендовать только на возврат сумм, выплаченных им в качестве выкупной цены.

Банкротство лизингополучателя: опасная тенденция суда

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Режим лизинга приравнивается к режиму кредита в случае банкротства лизингодателя

Экономическое тождество лизинга и кредитования объясняет также наличие довольно крупного авансового платежа в договорах лизинга, который по своим размерам значительно превышает остальные платежи. В виде авансового платежа имеет место стимулирование кредитором заемщика к вложению части собственных средств в приобретаемый для заемщика предмет. Точно так же происходит в банковской сфере, в которой банк, за редкими исключениями, не выдает кредит в размере 100% стоимости вещи, которую хочет приобрести заемщик на кредитные средства, а только 7080% от нее.

Сходство лизинга и кредитования под залог обостряет проблему фактически неравной правовой защиты, которую имеет кредитор в данных конструкциях. Если в конструкции кредитования кредитор имеет положение залогодержателя (ослабленное по сравнению с положением собственника), то в конструкции лизинга кредитор (лизингодатель) собственник. Что это означает в случае банкротства?

Во-первых, при банкротстве должника предмет обеспечения включается в его конкурсную массу при займе под залог и не включается при лизинге. Это означает, что лизингодатель не делится с прочими кредиторами 20 или 30% от продажной цены предмета лизинга, сама эта продажа производится вне рамок дела о банкротстве, поскольку лизингодатель может потребовать выдачи имущества из конкурсной массы как его собственник. Наконец, лизингодатель получает за счет этого имущества преимущественно перед другими кредиторами не только основной долг, но и суммы любых санкций (при займе под залог ситуация складывается иначе согласно разъяснениям ВАС РФ в постановлении от 23.07.2009 № 58).

Во-вторых, при банкротстве кредитора в первом случае (при займе) в его конкурсную массу входят права требования к должнику, а не сам предмет обеспечения, именно они продаются с торгов, но стоят при этом дорого, потому что они обеспечены залогом. При банкротстве лизингодателя, напротив, остающийся во владении лизингополучателя предмет лизинга входит в конкурсную массу и, следовательно, конкурсный управляющий лизингодателя всеми правдами и неправдами стремится к тому, чтобы забрать его у лизингополучателя и продать с торгов. При этом возможные убытки лизингополучателя и требования к конкурсной массе конкурсного управляющего не смущают: чем больше будет собрана конкурсная масса, тем более высокое вознаграждение получит управляющий, а кому именно будут распределены деньги из ее состава, для него не так важно.

Другие публикации:  Образец заявления на регистрацию тс

Чаще всего при лизинге банкротство лизингодателя приводило к следующим затруднениям для лизингополучателя. После внесения всех повременных платежей лизингополучатель стремился заплатить выкупную цену и получить право собственности на предмет лизинга. Однако часто согласно условиям договоров лизинга для этого требовалось либо подписать акт приема-передачи выкупленного имущества, либо даже заключить договор купли-продажи. Ни на то, ни на другое конкурсный управляющий не давал своего согласия, и ситуация для лизингополучателя становилась патовой.

Из двух описанных выше ситуаций банкротства должника и кредитора ВАС РФ предложил решение только для второй банкротства лизингодателя. И это решение не формальное, а по существу приравнивающее режим лизинга к режиму кредита. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного. По смыслу ст. 329 ГК РФ упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов (п. 2 Постановления № 17).

Отсутствие решения в постановлении Пленума первой ситуации банкротства лизингополучателя не означает, что суды не могут применять мотивировку изложенного выше подхода, а именно признание собственности лизингодателя всего лишь обеспечительной конструкцией. Отсюда остается один шаг до того, чтобы признать, что эта собственность может быть ограничена таким образом, чтобы включать предмет лизинга в конкурсную массу лизингополучателя по аналогии с предметом залога при банкротстве залогодателя2. Надеемся, что судебная практика его сделает в обозримом будущем.

Судебная практика уже приравняла лизинг к кредиту при банкротстве и в ином отношении. Требования о лизинговых платежах за периоды, пока идет дело о банкротстве лизингополучателя, более не признаются текущими. Они были бы таковыми, если бы лизинг был разновидностью аренды. Однако поскольку господствующим является кредитное понимание лизинга, на эти платежи смотрят как на возмещение суммы кредита и процентов. Понятно, что ни сумму долга, ни проценты как текущие платежи при банкротстве должника займодавец получить не может. Соответствующее разъяснение по поводу периодических выплат и сальдо взаимных обязательств по договору лизинга попало в п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 37 О внесении изменений в постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации по вопросам, связанным с текущими платежами.

Банкротство лизинговой компании

Перейти к странице

Елена Плотникова

Калюжин Дмитрий

Арбитражный управляющий

Лично мое (внутреннее и интуитивное) мнение, что продавать нужно не имущество т.к., оно находится в чужом законном ведении, причем по действующим договорам, которые другая сторона исполняет. думаю что в данном случае продавать нужно не имущество, а вытикающие из договоров лизинга имущественные права, только при таком варианте не нарушаются ничьи интересы.
Как мне видится тут продается либо:
1. Дебиторская задолженность (только не понятно куда пропадают в таком случае права на имущество взятое в лизинг, видимо оформляется залог, непонятно нужно разбираться)
2. Права и обязанности по договору (не вижу препятствий для оценки и реализации)

У кого какие соображения?

арбитражный управляющий

Лично мое (внутреннее и интуитивное) мнение, что продавать нужно не имущество т.к., оно находится в чужом законном ведении, причем по действующим договорам, которые другая сторона исполняет. думаю что в данном случае продавать нужно не имущество, а вытикающие из договоров лизинга имущественные права, только при таком варианте не нарушаются ничьи интересы.
Как мне видится тут продается либо:
1. Дебиторская задолженность (только не понятно куда пропадают в таком случае права на имущество взятое в лизинг, видимо оформляется залог, непонятно нужно разбираться)
2. Права и обязанности по договору (не вижу препятствий для оценки и реализации)

У кого какие соображения?

Калюжин Дмитрий

Арбитражный управляющий

Нужно вникнуть в суть и природу договоров лизинга, по сути по договору лизинга собственником имущества является лизингодатель, согласен. Однако по условиям такого договора лизингополучатель получает в распоряжение данное имущество и платит за это деньги. Ставим себя на место добросовестного лизингополучателя. Приходит «дядя» и говорит, я КУ, у нас КП, давай сюда машину (например). Не находите нарушения прав? То что лизинговая компания обанкротилась это еще не значит что лизингополучатель должен за это страдать. По смыслу договора он становится дебитором общества, и задолженность которую он имеет перед обществом он имеет право досрочно погасить, либо провести замену должника, т.е. сделать уступку права требования путем продажи дебиторской задолженности лизингодателем. Мне кажеться именно так, только при таких условиях не нарушаются ни чьи права, а они как известно «краеугольный камень» Закона.

ЗЫ также хочу отметить что по ГК в случае когда оплачено более 50% стоимости предмета лизинга, этот самый предмет становится собственностью лизингополучателя, тогда как отнять имущество? И как в случае отъема не нарушить права лизингополучателя?

Калюжин Дмитрий

Арбитражный управляющий

арбитражный управляющий

Так для этого и существует обременение.
Лизинг — это все-таки, в первую очередь, аренда. А при смене арендодателя права арендатора защищены. А право собственности не может испариться само по себе по желанию арендатора-лизингополучателя. Так же как и росчерком пера АУ.

Определение ВАС РФ от 11.02.2010 N ВАС-1217/10 по делу N А40-31228/09-23-282

Там (в свеженьком определении ВАС) ссылка на старое (2002г), но действующее
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66
«Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»
«При этом суд кассационной инстанции обратил внимание на необходимость разграничения двух разных институтов — выкуп арендованного имущества (статья 624 ГК РФ) и продажа товара в кредит с условием о рассрочке платежа (статья 489 Кодекса).
Пункт 3 статьи 609 ГК РФ указывает лишь на необходимость при заключении договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на сданное внаем имущество к арендатору, руководствоваться правилами о форме договора купли — продажи соответствующего имущества.
Следовательно, к правоотношениям сторон, связанным с выкупом арендованного имущества, не могут применяться нормы, регламентирующие куплю — продажу товара в кредит с условием о рассрочке платежа.
В рассматриваемой ситуации истечение срока аренды не означало перехода судна в собственность арендатора, поскольку арендные платежи не были уплачены полностью.
Учитывая данное обстоятельство, суд кассационной инстанции отметил, что к моменту заявления истцом соответствующего требования у ответчика отсутствовали какие-либо права на спорное имущество: право собственности не было приобретено, а право аренды прекратилось в связи с истечением ее срока.
Таким образом, суд первой инстанции правомерно удовлетворил иск арендодателя в части истребования имущества на основании статьи 622 ГК РФ».

Еще статьи:

  • Приказ минздрава рсфср no 132 Приказ Министерства здравоохранения РФ от 27 февраля 2016 г. № 132н "О Требованиях к размещению медицинских организаций государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения исходя из […]
  • История экономических учений учебное пособие автономов История экономических учений. Под ред. Автономова В и др. В работе рассматривается история экономической мысли XIX и XX вв. с упором на современные течения, начиная с маржинализма и заканчивая самыми последними […]
  • Какие штрафы за лишение прав Лишение водительских прав в 2019 году За что могут лишить водительских прав? Лишение прав предусматривает несколько статей КоАП РФ. Ниже приведен неполный список наиболее распространенных нарушений с классификацией в […]
  • Имеет ли право гаи снимать на телефон Может ли инспектор снимать нарушение ПДД на свой телефон и нужно ли приходить в ГАИ за повесткой? Здравствуйте.Обязан ли я приходить за повесткой в суд в гаи?И может ли инспектор снимать нарушение ПДД на свой […]
  • Приказ мвд+условные установки Новый приказ МВД по условным установкам ТСО Приказом МВД РФ от 16.07.2012 г. № 689 утверждена Инструкция по организации деятельности подразделений вневедомственной охраны территориальных органов Министерства […]
  • Нотариус рославль смоленская область Нотариусы Рославль +7 (499) 703-35-33 доб. 792 – Москва и МО Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО […]
Банкротство при лизинге