Стандарт доказывания картелей в судебной практике. Когда антимонопольные органы не находят поддержки у судов

Юлия Полякова, Юрист Коммерческой группы

VEGAS LEX_Подгузова, Полякова_Юрист Компании_Доказывание картелей_позиция судов

Основной вопрос: компания не согласна с решением антимонопольного органа, который признал, что она заключила картельное соглашение. Факт наличия соглашения подтвержден только косвенными доказательствами. Есть ли шансы на успешное оспаривание решения антимонопольного органа в суде?

Решение: да, шансы есть, поскольку в судебной практике пока нет единообразного подхода к стандарту доказывания картелей. Некоторые суды занимают довольно жесткую позицию как в отношении косвенных доказательств, так и в отношении круга обстоятельств, которые подлежат доказыванию.

При всей активности борьбы антимонопольных органов с картельными соглашениями в России отсутствует какой-либо единообразный стандарт доказывания картельных соглашений: не определен предмет доказывания, а также не разрешен вопрос о допустимости тех или иных доказательств. Дорожная карта «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 28.12.12 № 2579-р, предусматривала разработку разъяснений в отношении доказывания картельных сговоров к ноябрю 2013 года. Однако эти разъяснения не разработаны до сих пор.

Из практики антимонопольных органов можно выделить две основные тенденции. Во-первых, по мнению ФАС России, запрет на картельные соглашения хозяйствующих субъектов является запретом «per se», что означает отсутствие необходимости доказывать влияние таких соглашений на состояние конкуренции. Во-вторых, ФАС России настаивает на необходимости принятия при рассмотрении картельных дел не только прямых, но и совокупности косвенных доказательств (например, это могут быть экономический анализ деятельности участников рынка, поведенческий анализ хозяйствующих субъектов, опрос потребителей и экономико-статистические расчеты эластичности спроса по цене и пр.). Это означает, что вывод о наличии в действиях субъектов запрещенного соглашения может быть сделан через результат предполагаемого соглашения, без ссылки на какие-либо прямые доказательства вины лиц. И таких примеров в практике антимонопольных органов немало.

Отсутствие единообразного стандарта доказывания запрещенных соглашений приводит к увеличению роли судейского усмотрения при разрешении в суде дел по оспариванию решений и предписаний антимонопольных органов. При этом подходы судов и антимонопольных органов иногда существенно расходятся. Более того, единообразия нет и в самой судебной практике. Тем не менее в ней можно выделить определенные тенденции, формирующиеся на сегодняшний день.

Один из камней преткновения в судебной практике – вопрос о том, должен ли антимонопольный орган, доказывая наличие картельного соглашения, проводить анализ рынка, на котором заключено это соглашение. В подзаконном нормативном акте, который регламентирует порядок определения товарного рынка (Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержден приказом ФАС России от 28.04.10 № 220), прямо указано, что при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства, возбужденных по признакам нарушения частей 1, 1.2 и 3 статьи 11 закона № 135-ФЗ (то есть в том числе дел о нарушении запрета на картели), не требуется проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке. Поэтому антимонопольные органы обычно такой анализ не проводят. Как было указано выше, считая запрет на картельные соглашения безусловным, они не видят необходимости доказывать влияние этих соглашений на состояние конкуренции. По той же причине антимонопольные органы не анализируют последствия заключения того или иного соглашения для самих компаний – принесло им это экономическую выгоду или нет. Суды расценивают эти факты по-разному.

Жесткий подход к кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, в одном деле суд высказал позицию, согласно которой для установления факта наличия антиконкурентного соглашения антимонопольный орган должен доказать совокупность трех обстоятельств. Во-первых, факт достижения (заключения) хозяйствующими субъектами соглашения и их участия в нем (как правило, на основании экономического анализа товарного рынка). Во-вторых, наличие отрицательных последствий для рынка от предполагаемого картельного соглашения. И в-третьих, причинно-следственную связь между конкретными действиями участников и негативными последствиями для рынка (постановление ФАС Поволжского округа от 11.12.12 по делу № А06-9400/2011).

Кроме того, многие суды указывают квалифицирующим признаком антиконкурентного соглашения (и соответственно, обстоятельством, подлежащим доказыванию антимонопольными органами) получение компанией, которая заключила соглашение, экономической выгоды в той или иной форме. Так, в одном деле компаниям удалось оспорить решение ФАС России, которым они были признаны нарушившими пункт 2 части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ (заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах). Суды признали это решение недействительным из-за отсутствия доказательств того, что компании, которым вменялось нарушение, получили какую-либо материальную выгоду от предполагаемого соглашения, а также из-за того, что антимонопольный орган не провел анализ рынка лекарственных препаратов, его специфики (постановление ФАС Московского округа от 17.10.12 по делу № A40-106915/11).

На необходимость доказывания факта получения экономической выгоды от предполагаемого соглашения также было указано в постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.13 по делу № А64-8157/2012. В постановлении ФАС Московского округа от 16.06.14 по делу № А40-35775/13 суд указал, что неопределенность географических и продуктовых границ товарного рынка, отсутствие исследования взаимозаменяемости товаров и долей каждого из обвиняемых хозяйствующих субъектов на рынке не позволяют сделать вывод о наличии соглашения о разделе рынка. Таким образом, фактически суд указал на необходимость анализа рынка для доказывания существования картельного соглашения. К аналогичному выводу пришел ФАС Уральского округа в постановлении от 24.08.12 по делу № А07-22878/11.

ФАС Поволжского округа в постановлении от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011 указал, что для установления наличия картельного соглашения необходимо в том числе выявить потенциальную возможность наступления отрицательных последствий в связи с заключением такого соглашения (определением ВАС РФ от 29.07.13 № 6461/12 отказано в передаче дела на пересмотр в Президиум). Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 28.08.12 по делу

№ А71-2409/2012 тоже указал, что, поскольку нарушение состоит в достижении участниками договоренности, которая приводит или может привести к перечисленным в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ последствиям, антимонопольный орган должен доказать наличие соответствующих последствий.

Мягкий подход к кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию. В то же время некоторые суды придерживаются менее жесткого подхода к доказыванию картельных соглашений и не считают нужным устанавливать возможность наступления отрицательных последствий для рынка. Например, в одном деле суд указал, что в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ установлен безусловный запрет на соглашения, которые приводят или могут привести в том числе к необоснованному установлению и поддержанию завышенных наценок, цен. Суд прямо назвал этот запрет запретом «per se» и указал, что для его применения не требуются доказательства негативных последствий, в том числе в части влияния на конкуренцию, ущемления интересов (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.12 по делу № А65-9084/2011). ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 06.05.10 по делу № А32-23943/2008-19/488 и вовсе указал, что исходя из смысла статей 11, 12 и 13 закона № 135-ФЗ возможность наступления соответствующих последствий предполагается.

Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 24.04.13 по делу № А40-94793/12-93-935 согласился с тем, что должен быть доказан факт достижения антиконкурентного соглашения, а также факт получения его участниками экономической выгоды, а вот в отношении наступления ограничивающих конкуренцию последствий заметил, что их доказывать не обязательно.

Использование косвенных доказательств

Сложившаяся судебная практика показывает, что суды чаще всего принимают косвенные доказательства заключения картельного соглашения по делам о сговоре на торгах в рамках государственного заказа, чем по другим категориям картельных дел. Однако это не исключает возможности распространения такой тенденции и на иные категории нарушений. Так, Пятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 14.05.14 по делу № А51-28478/2013 прямо указал, что доказывание наличия и фактической реализации антиконкурентного соглашения между хозяйствующими субъектами осуществляется на основании анализа их поведения в рамках предпринимательской деятельности с учетом принципов разумности и обоснованности.

Например, в постановлении от 03.04.13 по делу № А53-21732/2012 ФАС Северо-Кавказского округа сделал вывод о нелогичности поведения хозяйствующих субъектов, которые понесли затраты на участие в аукционе, но не приняли в нем реального участия. В результате суд признал, что действия участников были направлены только на поддержание цены на торгах, ограничение состязательности в установлении конкурентной цены и создание положения, влекущего за собой недостаточную экономию бюджетных средств. Это, по мнению антимонопольных органов (и по мнению суда тоже), означало наличие между хозяйствующими субъектами антиконкурентного соглашения.

Аналогичным образом суды согласились с доказанностью картельных соглашений на основе анализа поведения участников торгов в постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 05.11.13 по делу № А59-5489/2012, Западно-Сибирского округа от 06.11.13 по делу № А70-139/2013, Московского округа от 22.04.13 по делу № А40-94475/12-149-866, Восточно-Сибирского округа от 25.03.14 по делу № А74-2372/2013.

Но нельзя сказать, что эта позиция является единственной. Многие суды указывают на то, что для доказывания наличия картельного сговора недостаточно наличия исключительно косвенных доказательств. Например, в одном деле суд указал, что поведение участников торгов, выражающееся в отсутствии ценовых предложений по контракту, само по себе не является безусловным доказательством наличия соглашения между хозяйствующими субъектами (постановление ФАС Центрального округа от 30.03.13 по делу № А64-4201/2012, определением ВАС РФ от 16.09.13 № ВАС-10923/13 отказано в передаче дела в Президиум).

Оценка доказательств, собранных антимонопольным органом

Другие публикации:  Оформить двор на свадьбу

Отдельным вопросом доказывания картельных соглашений является оценка судами доказательств, собранных антимонопольным органом. Например, столь популярные у антимонопольных органов заявления самих участников предполагаемого соглашения о его наличии (в порядке части 1 примечания к статье 14.32 КоАП РФ), как правило, оцениваются судами скептически и не являются достаточным доказательством наличия сговора. Такой подход обусловлен наличием заинтересованности компаний в снижении или исключении своей ответственности.

Оценка конкретных видов доказательств. Так, в постановлении от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011 ФАС Поволжского округа указал, что само по себе заявление хозяйствующего субъекта не может служить доказательством нарушения антимонопольного законодательства без проведения анализа иных обстоятельств, без выявления факта достижения (заключения) хозяйствующими субъектами соглашения, их участия в нем и выявления потенциальной возможности наступления отрицательных последствий в связи с заключением такого соглашения, то есть причинно-следственной связи. Аналогичное мнение было высказано в постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.12 по делу № А65-30033/2011.

Кроме того, суды скептически оценивают объяснения заинтересованных в исходе дела лиц, например подателей жалобы в антимонопольный орган. Так, в постановлении от 23.04.14 по делу № А45-11180/2013 ФАС Западно-Сибирского округа счел недоказанным наличие в действиях обвиняемых лиц признаков сговора, так как свидетельские показания противоречили объяснениям подателей жалобы в антимонопольный орган.

Переписку между хозяйствующими субъектами, в том числе электронную, суды также не всегда принимают во внимание при решении вопроса о наличии картельного соглашения. В каждом конкретном случае суды оценивают относимость переписки к конкретным обстоятельствам дела. Доказательственная сила переписки зависит не только от степени конкретики ее содержания, но и от того, кто является отправителем и адресатом писем. Как правило, сама по себе переписка между участниками рынка не принимается в качестве достаточного доказательства существования картельного соглашения. Например, в одном споре суд пришел к выводу, что переписка велась в процессе обычной хозяйственной деятельности и сама по себе не свидетельствует об участии компаний в антиконкурентном соглашении, не доказывает фактов установления и поддержания цен, раздела товарного рынка по объему продажи и составу покупателей (постановление ФАС Поволжского округа от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011). В другом деле суд не принял в качестве доказательства электронную переписку между сотрудником компании, которой вменялось заключение картельного соглашения, и сотрудником другой компании, не имевшей отношения к предполагаемому соглашению. Суд указал, что вторая сторона предполагаемого соглашения не принимала участия в переписке, следовательно, такие письма не могут свидетельствовать о заключении соглашения между этими субъектами (постановление ФАС Московского округа от 15.10.12 по делу № А40-73033/11-145-623).

Формальные требования к доказательствам. В то же время не стоит рассчитывать на то, что суд исключит из числа доказательств по делу какие-либо документы, представленные антимонопольным органом, только по формальным основаниям. Так, в одном деле антимонопольный орган среди прочих доказательств представил обычные распечатки электронной переписки, а суды их не приняли, поскольку переписка велась без использования ЭЦП и между сторонами не было соглашения об обмене электронными документами, кроме того, в деле не было скриншотов. Суды сочли, что невозможно достоверно установить отправителя и дату отправки, представленные документы не являются надлежащими копиями, так как не соответствуют требованиям законодательства об обмене электронными документами (федеральным законам от 27.07.06 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 10.01.02 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»). Президиум ВАС РФ эту позицию не поддержал. Он вернул дело на новое рассмотрение, указав, что, во-первых, отсутствие соглашения об обмене электронными документами между сторонами переписки, а равно отсутствие ЭЦП в отправляемых и получаемых документах (даже при наличии такого соглашения) не является нарушением требований закона при доказывании неправомерных действий, в связи с чем не влечет за собой безусловную невозможность использования соответствующих документов и материалов в качестве доказательств. Главное, чтобы при сборе этих доказательств антимонопольный орган не допустил процессуальных нарушений, а в данном случае таких нарушений не было.

Во-вторых, получение или отправка сообщения с использованием адреса электронной почты, известного как почта самого лица или служебная почта его компетентного сотрудника, свидетельствует о совершении этих действий самим лицом, пока им не доказано обратное (при установлении соблюдения порядка проведения проверки и изъятия доказательств).

В-третьих, переписка по электронной почте подлежала оценке наряду с другими, в том числе косвенными, доказательствами в их взаимосвязи и совокупности. О достоверности представленных ФАС России документов и материалов может свидетельствовать совпадение их содержания с другими подтвержденными по делу обстоятельствами (например, единообразное и синхронное ценовое поведение). Более того, даже нетождественность документов и материалов в каких-то частях при доказывании нарушений со множеством участников может не иметь существенного значения для установления сути их содержания, первоисточника может вообще не существовать в письменном или ином материальном виде (постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.13 № 18002/12).

Иными словами, судам был задан вектор избегать формального подхода к оценке доказательств, уделяя больше внимания их сущности и содержанию.

Пять дел из обзора ФАС о борьбе с картелями

Нарушитель поневоле

Конкурсный управляющий «Хлебозавода № 9» Николай Комков пожаловался в ФАС на сговор в торгах по продаже 100% акций банкрота. В них участвовали ООО «Новое Завидово», ООО «Градострой-Инвест», Михаил Малов и Анна Кулакова. Начальная цена была 432,9 млн руб., минимальная цена – 216,4 млн. Торги состоялись за три минуты, победил Малов, который подтвердил минимальную цену, а трое других участников промолчали. Как выяснила ФАС, поведение юрлиц координировал Межтопэнергобанк, который имел с ними корпоративные связи и не раз выдавал им займы. Инструкции, как вести себя в ходе торгов, содержались в кредитных договорах. А непосредственно на торгах от имени двух организаций выступали сотрудники банка по доверенности для полной уверенности, что процедура пройдет «правильно». Физические лица, в свою очередь, заключили картельное соглашение. Между ними ФАС тоже нашла давние корпоративные и деловые связи, они перечисляли друг другу деньги, участвовали в одних и тех же торгах.

В итоге физлица признали вину, в отношении юрлиц сговор не доказали, а банк попытался обжаловать решение ФАС в суде (дело № А40-203641/2017). Он обращал внимание, что ФАС не доказала его взаимодействия с победителем торгов Маловым. Но это необязательно для такого состава, как координация экономической деятельности, решил суд. Решение ФАС он оставил без изменения.

Формально банк не получил выгоды, потому что победитель торгов был с ним не связан. Он был кредитором заемщиков и пытался защитить свои интересы, но пренебрег антимонопольными запретами и, видимо, сам того не желая, «помог» нарушению на торгах, предполагает Юлия Полякова из Vegas Lex VEGAS LEX Федеральный рэнкинг I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Банкротство III группа ТМТ 4 место По размеру выручки 5 место По размеру выручки на юриста 3 место По количеству юристов Профайл компании Федеральный рейтинг I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Банкротство III группа ТМТ 4 место По размеру выручки 5 место По размеру выручки на юриста 3 место По количеству юристов Профайл компании × .

Компаниям, которые финансируют участников торгов, надо учитывать потенциальные риски при составлении договора. В частности, не включать условия, которые определяют поведение заемщика во время торгов. Финансовые риски, связанные с невозвратом кредита, надо минимизировать на этапе заключения договора, а не проведения торгов.

Юрист коммерческой группы Vegas Lex Юлия Полякова

Документ особой важности

ФАС выявила картель на рынке запорно-пломбировочных устройств для вагонов и цистерн. Их заводы-производители вступили в сговор, чтобы поддерживать уровень цен и разделить рынок по территориальному принципу. В результате в 2011–2016 годах в одни и те же периоды устройства предлагались по практически одинаковой цене, даже если они были разных марок и разной технологии изготовления. В итоге в действиях ЗАО «ОЦВ» нашли признаки незаконной координации деятельности. А «ИПК «Страж», ООО «Транс-пломбир», ООО «СотекКомЦентр», ООО «ТД «КЗМИ» признали участниками сговора.

Среди доказательств – «Документ особой важности», который описывает схему продажи устройств, «Пояснительная записка о ситуации на рынке», а также электронная переписка участников. Для контроля цен ЗАО «ОЦВ» использовало компьютерную программу, которая позволяла отследить «цикл жизни» любого устройства по его номеру – со дня производства до момента получения конечным потребителем. Доступ к программе имели все производители, которые знали объем продаж с точностью до одного устройства.

Один из участников картеля (в материалах дела не указывается, кто именно) согласился с выводами ФАС, но пояснил, что нарушение допущено непреднамеренно и по неосторожности. Он уверял, что компания не давала таких поручений, – вина лежит полностью на сотрудниках. «ИПК «Страж», ООО «СотекКомЦентр», ООО «ТД «КЗМИ» и ЗАО «ОЦВ» оспаривают решение ФАС. Судебного акта по делу № А40-142267/18 на момент публикации еще нет. Участники рынка используют программы в антиконкурентных целях, это становится трендом во многих странах и вызовом для антимонопольных органов, отмечает старший юрист Noerr Noerr Федеральный рэнкинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Банкротство 23 место По размеру выручки 8 место По размеру выручки на юриста 40-41 место По количеству юристов Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Банкротство 23 место По размеру выручки 8 место По размеру выручки на юриста 40-41 место По количеству юристов × Татьяна Довгань. По её словам, в Европе чиновники знакомы с этим явлением и успешно с ним борются.

Другие публикации:  Приказ по предприятию аптечки

Программа-правонарушитель

Единственный импортер смартфонов LG «ЛГ Электроникс РУС» устанавливал «рекомендованные розничные цены» на гаджеты для реселлеров и контролировал их с помощью менеджеров, а также специальных программ, которые устанавливались на компьютеры координатора и частично – продавцов. Но иногда о нарушении правил сообщали сами реселлеры, недовольные тем, что у конкурента товар стоит меньше. Цены приходилось «исправлять» под угрозой расторжения договора поставки.

Дистрибьютор незаконно контролировал розничные цены реселлеров с помощью своих менеджеров и программ. Но иногда о нарушениях ему сообщали сами реселлеры, недовольные тем, что у конкурента товар стоит меньше.

В итоге рассмотрения дела ФАС признала импортера виновным в незаконной координации работы реселлеров. Как отмечается в обзоре, комиссия ФАС интересовалась, есть ли у нарушителя антимонопольный комплаенс. Комиссия учитывает это, когда выносит решение. Такой вывод можно сделать из похожего дела в отношении «Эппл Рус», который регулировал цены на айфоны. «Хотя антимонопольный комплаенс не обеспечил соблюдение закона, комиссия приняла во внимание, что он есть», – говорится в обзоре.

Дело из обзора представляет собой классический случай, когда дистрибьютор координирует цены реселлеров, комментирует Довгань. Для доказывания сложнее так называемое «динамическое ценообразование», когда участники рынка негласно используют алгоритм автоматической подстройки своих цен под конкурента. Это будущее и для ФАС, полагает Довгань.

Анализ «динамического ценообразования» и его закрепление в законе как отягчающего обстоятельства в пятом антимонопольном пакете могут стать прорывом. ФАС стоит задуматься о том, как повысить компетентность в вопросах программного обеспечения и привлечь внешних экспертов. А компаниям надо поразмышлять над тем, как выстраивать защиту в подобных делах.

Старший юрист Noerr Татьяна Довгань

ФАС уличила «Прогресс Софт» и «РегионКом» в установлении и поддержании цен на торгах. Компании оказывали IT-услуги по госконтрактам и в 2015–2016 годах приняли участие в 22 закупках. Они выигрывали по очереди, а все торги завершались без снижения максимальной цены или с ее снижением до 2,5%. Отдельные госконтракты компании выполняли вместе с помощью договоров субподряда, отмечается в обзоре.

У двух фирм были тесные рабочие связи: между собой они проводили операции по счетам с различными назначениями (например, оплата по договору купли-продажи), а некоторые сотрудники работали одновременно в двух компаниях или переходили из одной в другую. Также ФАС установила, что иногда электронные файлы «конкурентов» для участия в торгах готовил один и тот же работник.

Решение ФАС по этому делу не обжаловали, сообщает обзор.

Не доказали выгоду

В обзор попало дело, где компаниям удалось доказать неправоту ФАС в суде. Это само по себе довольно необычно, комментирует Ольга Насонова из юрфирмы Мозго и партнеры Мозго и партнеры Федеральный рейтинг II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование IV группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × . Антимонопольщики установили, что ОАО «Т-Платформы» и ООО «ПК Аквариус» вступили в сговор в аукционе на поставку суперкомпьютера за 160 млн руб. в Курчатовский институт. В ходе внеплановой выездной проверки в «Аквариусе» чиновники обнаружили электронное письмо с почты gmail.com в адрес менеджера тендерного отдела: «Мы идем подыгрывать, выигрывать точно не будем, «Т-Платформы» готовили аукцион». В итоге в декабре 2014 года «Аквариус» предложил начальную цену, а победили «Т-Платформы», снизив ее на 0,5%.

В электронном письме были такие слова: «Мы идем подыгрывать, выигрывать точно не будем».

ФАС признала вину компаний. Они возражали, что взаимной переписки не было, а курс доллара вырос настолько, что снижать цену было невыгодно. ФАС возразила, что устное соглашение заключили до изменения курса и, несмотря на колебания валют, стороны его исполнили. «Аквариус» успешно обжаловал это решение в суде. В деле № А40-244954/17 суды согласились, что внутреннее письмо не подтверждает соглашения между компаниями, а ведомству не удалось достоверно узнать, кто его отправитель и получатель. Две инстанции поддержали позицию компаний и признали решение незаконным.

По мнению судов, ФАС должна была доказать, что компании получили экономическую выгоду. Также две инстанции согласились, что колебания курса повлияли на возможность снизить начальную цену в ходе аукциона. «Эти выводы немного выбиваются из сложившейся практики, – комментирует Насонова. – Интересно, устоят ли они в кассации». Ее заседание назначено на 18 августа.

ФАС давно устанавливает нарушения по косвенным доказательствам, которые оценивает в совокупности, утверждает Насонова. Помимо подозрительно маленького снижения начальной цены, использования одинаковых IP-адресов и т. п., насторожить может поведение, которое нельзя объяснить экономическими причинами. Также, по словам Насоновой, ФАС оценит и рыночные взаимоотношения компании с конкурентами – если они заключали субподрядные договоры, это тоже может стать одним из доказательств картеля.

В последнее время ФАС целенаправленно борется за «декартелизацию» экономики, но главным слабым местом остается недостаточность доказательств. Если есть сомнения в обоснованности выводов ФАС – надо обращаться в суд и доказывать свою правоту. В делах, которые включены в обзор, лишь единицы оспорили решения службы.

Юрист компании «Мозго и партнеры» Ольга Насонова

Это подтверждает и начальник управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев. В обзоре приводится его комментарий, что сейчас решения обжалуют почти в два раза реже, чем в 2011 году. В 2017 году суды отменили лишь 5,7% решений по делам о картелях и других антиконкурентных соглашениях.

Цифровой экономике — цифровые картели // Первый обзор практики ФАС по антиконкурентным соглашениям

Для всех специалистов в области антимонопольного регулирования. Портал Закон.ру совместно с Ассоциацией антимонопольных экспертов будет публиковать аналитические материалы, подготовленные Ассоциацией. Первый материал — обзор практики по делам об антиконкурентных соглашениях за 2017 год и первую половину 2018 года. Обзор подготовлен Ассоциацией совместно с Федеральной антимонопольной службой (ФАС России).

В обзоре — тринадцать наиболее значимых для практики дел, рассмотренных центральным аппаратом ФАС России. Все они заслуживают внимания. Самое интересное, возможно, следующее.

В текущем году ФАС России завершила расследование одного из самых крупных дел о картеле и незаконной координации на товарном рынке (не торгах). Это дело о запорно-пломбировочных устройствах (ЗПУ), которые необходимы для опломбирования отправляемых по железной дороге вагонов, контейнеров или цистерн (решение ФАС России от 28 марта 2018 года по делу № 1-11-69/00-22-17).

Чем интересно это дело? Кроме достаточно классических для картелей доказательств (например, электронной переписки, общих документов по схеме работы на рынке), ФАС выявила внедрение системы (компьютерной программы) контроля учета, хранения и утилизации ЗПУ каждого производителя на каждой железной дороге.

Это позволило, согласно выводам ФАС России, координатору и каждому из производителей ЗПУ в режиме реального времени получать информацию обо всех поставках с точностью до одного ЗПУ, в том числе информацию о поставках каждого из участников антиконкурентного соглашения.

Как говорится, цифровая экономика — цифровые картели.

Еще один из ряда интересных моментов этого дела — согласие одного из участников картеля с выводами, изложенными в заключении об обстоятельствах дела и анализе состояния конкуренции на рынке ЗПУ.

При этом вопреки практике этот ответчик не стал сдаваться в порядке примечания к статье 14.32 КоАП РФ (эта норма позволяет добровольно сообщить об участии в картеле, прекратить участие в нем и представить необходимые для расследования картеля доказательства — в обмен на это первый «сдавшийся» освобождается от административного наказания). Он пояснил, что не давал поручения своим сотрудникам совершать действия, запрещенные антимонопольным законодательством. Причиной данного нарушения послужили, согласно его позиции, действия отдельных сотрудников общества, нарушение допущено непреднамеренно и по неосторожности.

ФАС России усмотрела в действиях компаний нарушение антимонопольного законодательства — заключение соглашения, приведшего к разделу рынка и установлению цен. Сейчас дело проходит судебную проверку. Будем ждать оценки собранных по делу доказательств и позиций со стороны арбитража.

С этим и другими 12 расследованиями более подробно вы можете ознакомиться в обзоре.

Обзор будет выпускаться на периодической основе. Новый выпуск (за второе полугодие 2018 года) запланирован на начало следующего года.

Другие публикации:  Приказ на один день без сохранения заработной платы

Картель судебная практика

Пожалуйста, скопируйте нижеприведённую ссылку в вашу программу для чтения РСС-лент. Спасибо.

  • Сортировка по дате создания постов
  • Сортировка по рейтингу постов
  • Сортировка по числу просмотров постов
  • Сортировка по числу комментариев к постам

Подписка на электронную версию

  • последние
  • посещаемые
  • используемые

2010 — 2019 © ООО «Издательская группа «Закон»

Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Верховный Суд открыл лазейку для картелей

Традиционно доказывание наличия картельного соглашения между хозяйствующими субъектами представляет особенную сложность. В предмет доказывания по делам о картельных соглашениях входит, в том числе, установление границ рынка, на котором было заключено соглашение и выявление возможных последствий заключения такого соглашения.
Зачастую действия, которые могут иметь или имеют своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов могут совершаться на одном рынке, а результаты данных действия могут реализовываться на другом. Сложившаяся судебная практика признавала данные действия нарушением Закона о защите конкуренции (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.12.2012 № 3660/12).
Однако в недавно рассмотренном деле Судебная коллегия Верховного Суда РФ по экономическим спорам сместила акценты в указанном вопросе. В определении ВС РФ от 17.02.2016 № 305-АД15-10488, указав на неправильное определение границ товарного рынка, Верховный Суд РФ обратил внимание, на необходимость установления наличия негативных последствий для конкуренции на ином товарном рынке, чем тот, на котором хозяйствующие субъекты осуществляли свою деятельность.

ФАБУЛА ДЕЛА
Предметом судебного спора являлись действия поставщиков филе пангасиуса. Основным поставщиком филе пангасиуса является Вьетнам. До 2008 года российские компании-импортеры осуществляли поставку пангасиуса напрямую с вьетнамских заводов производителей, без каких либо посредников. Доля каждого поставщика в общем объеме поставок данного товара варьировалась от 0,06 % до 17,54 %.
Однако несколько компаний-импортеров объединились в Ассоциацию, которая служила своеобразным посредником между вьетнамскими производителями и российскими компаниями-импортерами. Впоследствии к Ассоциации присоединились еще несколько российских импортеров. Всего общая доля поставок пангасиуса в Россию членами Ассоциации составляла 65,2 %.
На общих собраниях членов Ассоциации определялся объем поставок пангасиуса в Россию, цена закупки, а также состав импортеров.
Привлекательность членства в Ассоциации состояла в том, что между ней, в качестве представителя импортеров пангасиуса, и Рыбообрабатывающим и рыбоэкспортным Обществом Вьетнама было заключено соглашение, по условиям которого Ассоциация и Общество координируют свои действия по вопросам развития отношений в области торговли рыбой. В результате заключенных соглашений поставки пангасиуса в Россию осуществлялись централизованно и, в основном, только в адрес импортеров-членов Ассоциации. В результате заключения данного соглашения с вьетнамской стороной участники Ассоциации осуществляли предпринимательскую деятельность на более выгодных условиях. Так, члены Ассоциации гарантированно получали необходимый объем поставки пангасиуса, причем по более выгодной цене, по сравнению с другими импортерами, не состоящими в Ассоциации.
Между собой члены Ассоциации заключали соглашения, касающиеся определения цен, объемов и сроков поставки пангасиуса каждым из членов Ассоциации. Антимонопольный орган посчитал, что между участниками ассоциации было заключено антиконкурентное соглашение, предметом которого являлось установление и поддержание цен на филе пангасиуса, раздел товарного рынка филе пангасиуса по объему покупки и продажи товаров.
Действия самой Ассоциации ФАС России квалифицировала в качестве запрещенной координации экономической деятельности хозяйствующих субъектов.
Суд первой инстанции не нашел оснований для несогласия с выводами ФАС России. Проанализировав переписку хозяйствующих субъектов-членов Ассоциации между собой, а также переписку Ассоциации с производителями пангасиуса суд усмотрел наличие соглашения. Анализ содержания заключенного соглашения, свидетельствует о том, что хозяйствующие субъекты должны совершить обусловленные соглашением действия, направленные на достижение единственной цели, – осуществление раздела товарного рынка и установление цен на филе пангасиуса в географических границах Российской Федерации.
Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и указал, спорное соглашение заключено участниками Ассоциации на рынке покупке пангасиуса. Между тем, как указал суд апелляционной инстанции, согласно законодательству, действующему на момент рассмотрения дела, картельное соглашение может заключаться только на рынке продажи определенного товара. Антимонопольный орган не провел анализ рынка продажи пангасиуса мороженного в России. Также ФАС России не выяснил, была ли территория Российской Федерации разделена между продавцами пангасиуса по объему продаж, ассортименту или составу продавцов.
Окружной суд отменил постановление апелляционного суда и встал на сторону ФАС России. Обосновывая наличие картеля, окружной суд также как суд первой инстанции сконцентрировался на направленности заключенного соглашения на ограничение конкуренции.
Первоначально в передаче дела на рассмотрение коллегии было отказано, но Председатель ВС РФ отменил отказное определение и указал на необходимость проверки судебных актов по делу коллегией.

ПОЗИЦИЯ ВС РФ
Верховный Суд не усмотрел в действиях участников Ассоциации наличие картельного соглашения, отменил постановление окружного суда и согласился с позицией суда апелляционной инстанции.
Основной аргумент ВС РФ в пользу отсутствия доказательств заключения антиконкурентного соглашения заключался в невозможности признать картелем договоренности покупателей.
Согласно определению, установленному в ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции (в применимой редакции), картелем признаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке. В данном определении Верховный Суд сконцентрировался на фразе «осуществляющими продажу». Таким образом, ВС РФ также указал, что действующее на момент рассмотрения спора законодательство не предусматривало возможность заключения антиконкурентных соглашений между покупателями определенного товара.
В то же время Верховный Суд отметил, что действия компаний-импортеров могли быть признаны незаконными, если бы антимонопольный орган исследовал российский рынок, на котором они осуществляли продажу закупаемого во Вьетнаме пангасиуса, и установил наличие на нем антиконкурентных последствий (разделение рынка и т.п.).

КОММЕНТАРИИ
На первый взгляд указанная позиция ВС РФ не представляет существенного интереса для гражданского оборота с точки зрения текущего правового регулирования, поскольку в действующей редакции Закона о защите конкуренции картель покупателей уже запрещен, и, соответственно, если бы дело пангасиуса рассматривалось по этой редакции, то вполне вероятно оно имело иной исход.
Но это только на первый взгляд.
В витиеватой мотивировке экономколлегии можно выделить несколько дополнительных выводов, которые можно рассматривать как тенденцию к изменению существующей практики по картелям, сформированной еще Президиумом ВАС РФ.
Ранее ВАС РФ неоднократно отмечалось, что для квалификации действий хозяйствующих субъектов как заключение картельного соглашения не имеет значение, наступили ли антиконкурентные последствия на том же товарном рынке или они имели место на другом рынке.
Так, в уже упоминавшемся Постановлении Президиума от 11.12.2012 № 3660/12 выражалась позиция, согласно которой хозяйствующий субъект, пользуясь рыночной властью на одном рынке может отказывать негативное влияние как на рынок доминирования, так и на иной, смежный рынок.
В другом Постановлении Президиум ВАС РФ указал, что ввиду наличия у участников союза контроля над значительным сегментом оптового рынка, действия данных хозяйствующих субъектов могут оказывать влияние на формирование цен как на оптовом, так и на розничном рынках (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.12.2012 № 9966/10).
Из определения ВС РФ от 17.02.2016 № 305-АД15-10488 можно усмотреть вектор в сторону смены этой позиции. ВС РФ указал не необходимость поиска антиконкурентных последствий на том же товарном рынке, на котором имел место картель.
Однако из-за наличия другого более весомого основания для отмены судебных актов не совсем понятно, стал бы указанный вывод самостоятельным основанием для пересмотра дела и действительно ли он свидетельствует об изменении текущей судебной практики.
Если все же считать сделанные выводы ВС РФ как направленные на изменение ранее высказанных Президиумом ВАС РФ позиций, то они могут существенным образом изменить ситуацию при рассмотрении картельных дел, в которых нередки ситуации с наступлением антиконкурентных последствий на другом товарном рынке.

Еще статьи:

  • Приказ 3 от 14012019 Обзор изменений Российского законодательства в сфере электроэнергетики (14.01.2019 - 20.01.2019) Министерство энергетики, Минэнерго, Федеральная Антимонопольная Служба, ФАС, Электрические сети, Новости энергетики, […]
  • Договор есть договор по латыни Латынь — Латинский онлайн переводчик Крылатая латынь — переводчик на латынь онлайн ДОГОВОР — перевод слова с русского на латынь онлайн. Значение слова «ДОГОВОР» может использоваться для татуировки на латыни. Перевод […]
  • Пособие для джечек Как стать необходимой для 'самодостаточного' Драйзера (часть 3) Автор: Сергей Белецкий Как стать необходимой для "самодостаточного" Драйзера Пособие для Джечек Часть 3. Это странное слово «виктимность» (c) Сергей […]
  • Cpl лицензия Update your browser to view this website correctly. Update my browser now Лицензия Коммерческого Пилота (CPL + ΜΕ + IR) «Skies Aviation Academy» предлагает CPL курс для кандидатов, которые желают получить знания, […]
  • Почему я обязан платить налог Я тут живу, почему я должен за это платить? Не понимаю, за что платить налог на недвижимость Я с интересом ознакомился со статьёй «Надо драть по $1000 с хозяев квартир» - тем более, что ровно такие же мысли посещали […]
  • Взыскание долга поручителем с заемщика исковое заявление Как поручителю не платить за заемщика в 2013г пошла поручителем. В 2015 оду у банка отозвали лицензию, в 2017 в мае банк подает на меня в суд как на поручителя, при этом заемщик уже два года не платил кредит. Имеет […]
Картель судебная практика