В РФ могут отменить уголовное наказание за использование пиратского ПО

Омбудсмен предложил смягчить наказание за установку контрафактного ПО.

Омбудсмен по интеллектуальным правам Анатолий Семенов предложил отменить уголовное наказание за установку и использование контрафактного программного обеспечения. Такую инициативу он подготовил для доклада уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, который в конце апреля будет направлен президенту РФ, сообщают «Известия».

Статьей 146 УК РФ («Нарушение авторских и смежных прав») часто пользуются юристы в целях получения финансовой выгоды, говорит Семенов. По его словам, в регионах нередки случаи, когда на компьютерах установлено нелицензионное ПО. Бывшие сотрудники или якобы официальные представители правообладателей, на деле не имеющие к ним никакого отношения, информируют об этом правоохранительные органы. В итоге те проводят проверку и изымают оборудование. Экспертиза подтверждает наличие пиратского ПО, дело направляется в суд и выигрывается, пояснил Семенов.

При этом на скамье подсудимых оказывается гендиректор компании или лицо, исполняющее его обязанности. Как считает омбудсмен, если ст. 146 УК применять правильно, то следствие должно установить того, кто инсталлировал пиратское ПО, и предъявить обвинение именно ему.

В этой связи Семенов предлагает добавить разъяснение в ст. 146 УК. Он пояснил, что нельзя приговаривать к уголовной ответственности за деяние, не имеющее признаков публичной опасности. Для ст. 146 таким признаком является цель сбыта. Если ее нет, значит, нет состава преступления и соответственно, нет ответственности. Кроме того, ответственности быть не может и в случае, если лицо, разместившее пиратское ПО на компьютере, неизвестно.

По некоторым данным, по ст. 146 УК в 2013 году в России было осуждено 232 человека, в 2014 году — 237, а в 2015 году — уже 269 человек.

Ответственность за использование нелицензионного ПО

За 10 лет доля нелицензионного ПО в России снизилась на 18% и составила 62% по итогам 2017 года. BSA отмечают положительное влияние на ситуацию программ SAM и оптимизации лицензий на ПО. Применение этих методов помогает сэкономить до 30% затрат на легальный софт в год. BSA полагает, что совершенствование управления ПО может увеличить прибыль компании до 11%.*

Программное обеспечение (ПО) является объектом авторских прав (ст. 1259 ГК РФ) и охраняется так же, как и литературные произведения (см. ст.ст. 1256, 1261 ГК РФ).

Ответственными за нарушение авторских прав на лицензионное программное обеспечение могут выступать как организации, так и физические лица.

По статистике в год рассматривается несколько сотен дел, связанных с нарушением авторских прав на ПО, и к ответственности ежегодно привлекают десятки человек.

До сих пор у пользователей возникают вопросы об ответственности за использование нелицензионного ПО. Поэтому в данной статье мы постараемся осветить основные аспекты.

В силу любого лицензионного соглашения с правообладателем ПО компания несет ответственность по использованию софта в надлежащем количестве и надлежащим способом. И если в лицензионном соглашении что-то не запрещено, это не значит, что это разрешено и таким способом можно использовать ПО. Для уточнения всегда необходимо обратиться к правообладателю за официальными разъяснениями.

Использование нелицензионного программного обеспечения является нарушением авторских и смежных прав и влечет за собой административную (ст. 7.12. КоАП РФ), уголовную (ст. 146 УК РФ) и гражданско-правовую ответственность. Рассмотрим содержание статей подробнее.

Административная ответственность предусматривает наложение штрафа с конфискацией нелицензионных экземпляров ПО и оборудования, используемого для их воспроизведения:

  • на граждан в размере от 1 500 до 2 000 рублей в том случае, если вы используете ПО как частное лицо;
  • на должностных лиц — от 10 000 до 20 000 рублей, распространяется на: генерального директора, ИТ-директора, системного администратора или другого сотрудника, чья вина будет доказана;
  • на юридических лиц — от 30 000 до 40 000 рублей.

А так как статья предусматривает еще и конфискацию оборудования, к этим штрафам стоит добавить потери от простоя деятельности компании. Например, в том случае, если у вас изымут почтовый или любой другой сервер, или рабочие станции сотрудников.

Уголовная ответственность (Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав) наступает, если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю.

Деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость использованного нелицензионного ПО или прав на него превышает 100 000 рублей.

К примеру, один экземпляр Windows Server 2016 с доступом 30 сотрудников уже превышает эту границу.

Уголовная ответственность применяется только к физическому лицу и предусматривает:

  • штраф в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до 18 месяцев либо
  • обязательные работы на срок до 480 часов либо
  • исправительные работы на срок до двух лет либо
  • принудительные работы на срок до двух лет либо
  • лишение свободы на срок до двух лет.

Если же будет доказано, что использование нелицензионного программного обеспечения было совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (например, если генеральный директор, ИТ-директор и системный администратор были в курсе нарушения и действовали сообща), или в особо крупном размере (более 1 000 000 рублей), или лицом с использованием своего служебного положения, то виновные лица наказываются:

  • принудительными работами на срок до пяти лет либо
  • лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Кроме указанных выше пунктов, к организации может предъявить имущественный иск владелец авторских прав на используемое программное обеспечение.

Это будет гражданско-правовая ответственность, которая предполагает выплату нарушителем денежной компенсации в пользу правообладателя за нарушение его авторских прав в размере двукратной стоимости незаконно используемых экземпляров ПО либо компенсации в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей, определяемой по усмотрению суда.

При этом, если административная и уголовная ответственность — взаимоисключающие понятия в отношении авторского права, то гражданско-правовая – не снимается в случаях наложения ответственности по указанным статьям. Правообладатель в праве требовать компенсации за нанесенный ущерб.

Таким образом, прежде чем использовать программное обеспечение, всегда тщательно ознакомьтесь с условиями лицензионного соглашения, требованиями подтверждения легальности и с разрешенным способом использования. Если вы в чем-то сомневаетесь из-за сложности правил лицензирования, обратитесь за квалифицированной помощью к специалистам SAM, которые помогут снять ваши риски и рекомендуют оптимальный вариант использования лицензионного ПО.

На сколько можно сесть за пиратские программы?

Нелицензионное программное обеспечение (пиратские программы) представляют собой огромную угрозу для кибербезопасности.

Ведущая ассоциация производителей программного обеспечения предупредила, что использование нелицензионного программного обеспечения увеличивает вероятность кибератаки на треть. С пиратским программным обеспечением особенно сложно бороться в развивающихся странах.

Штраф за нелицензионное программное обеспечение (пиратский софт)

Я понимаю, что предприниматели в основном озабочены штрафом за установку нелицензионного программного обеспечения, но есть и более опасные последствия, чем штраф или статья в Уголовном кодексе.

Смотрите сами, обычный гражданин может получить штраф до 2000 рублей, если он использует пиратское ПО, как частное лицо. С должностных лиц спрос уже строже: штраф от 10 000 до 20 000 рублей. Под раздачу попадут: не только сисадмин или сотрудник установивший пиратский софт, но и IT-директор, и гендиректор. Для юридических лиц штраф составит от 30 000 до 40 000 рублей. В добавок будет конфисковано оборудование.

Статья УК за установку пиратского ПО

Это будет нарушение авторских и смежных прав — статья 146 УК РФ. Применяться уголовная ответственность может только к физическому лицу. Чем она грозит?

  • штраф до 200 тыс рублей, либо дохода за 18 мес
  • до 480 часов обязательных работ
  • исправительные работы сроком до 2х лет
  • принудительные работы сроком до 2х лет
  • лишение свободы на срок до двух лет.

А если будет доказано, что установкой нелицензионного программного обеспечения занималась группа лиц по предварительному сговору, то срок принудительных работ может увеличиться до 5 лет, либо лишение свободы до 6 лет со штрафом до 500 тыс рублей или доход за последние 3 года.

Тут еще с нарушителей могут потребовать денежную компенсацию за причиненный ущерб в размере двукратной стоимости незаконно используемых экземпляров программного обеспечения, либо компенсация 10 тыс — 5 млн рублей. Перспективы такого наказания должны охладить пыл любителей халявы. Но самое главное, что с пиратским софтом Вы становитесь более уязвимы для хакеров.

Использование нелицензионного программного обеспечения таит в себе более серьезную опасность

Предприятия должны оценить ПО в своих сетях и устранить нелицензированные копии, чтобы снизить риск кибератаки. К такому выводу пришли исследователи из Американского программного обеспечения (BSA) во время исследований на прошлой неделе.
https://gss.bsa.org/wp-content/uploads/2018/05/GLOBAL_2018GSSPR_ENGLISH.pdf

Сторонник глобальной индустрии программного обеспечения отметил в своем Обзоре глобального программного обеспечения 2018 года, что слишком часто усилия компаний по улучшению своего бизнеса «мешали широкомасштабное использование нелицензионного программного обеспечения и частых угроз безопасности», которые его сопровождали.

Опрос дал количественную оценку объема и стоимости нелицензионного программного обеспечения, установленного на персональных компьютерах более чем в 110 странах и регионах, и включал почти 23 000 ответов от потребителей, сотрудников и главных информационных сотрудников (ИТ-директоров).

«Организации во всем мире упускают из виду экономические выгоды и преимущества в плане безопасности, которые обеспечивает хорошо управляемое программное обеспечение», — говорится в исследовании BSA.

«Компании должны создавать программы управления программными активами (SAM) для оценки программного обеспечения в своей сети, что, в свою очередь, снижает риск изнурительных кибератак и помогает увеличить их доходы».

Исследование показало, что использование нелицензионного программного обеспечения немного снизилось в 2017 году (-2%) и теперь составляет 37% программного обеспечения, установленного на ПК.

Огромные затраты фирм

Опрос показал, что нелицензионное программное обеспечение широко распространено в ряде стран с развивающейся экономикой. В Ливии примерно 90 процентов всего программного обеспечения, установленного на ПК в 2017 году, было пиратским (Венесуэла: 89 процентов, Никарагуа — 81 процент).

Исследование подсчитало, что вредоносное ПО от пиратского программного обеспечения во всем мире составляет около 359 миллиардов долларов (307 миллиардов евро).

Исследователи BSA пришли к выводу, что сегодня компании могут предпринять важные шаги для улучшения управления программным обеспечением и добиться экономии на ежегодных расходах на программное обеспечение на 30 процентов за счет внедрения надежной программы оптимизации SAM и программной лицензии.

Доля пиратского софта в России тоже снижается. Люди начинают понимать, что бесплатный сыр только в мышеловке. В большинстве своем софт, выложенный на торренты, содержит в себе бэкдоры, через которые могут загрузить майнеры, которые будут использовать мощности Вашего компьютера. Как избавиться от майнера можно почитать здесь.

Как ловят за установку «пиратского» софта и ответственность за установку нелицензионного ПО

Решил немного просветить уважаемых Пикабушников по вопросу в заголовке с точки зрения правоохранительной системы.

Итак, сперва о том откуда я вообще это знаю: в начале 00-х годов этого века любой юридический факультет служил источником понятых для осуществления процессуальных действий. В числе учащихся был и я, кроме этого у меня было и есть неуемное любопытство. Да и после окончания учебы мне не было «западло» поучаствовать на подобных мероприятиях.

Ремарка на тему «почему я помогаю полиции»: как только я пришел на юрфак нам объяснили, что граждане в России не очень ответственные, поэтому очень часто встречается так, что понятых найти почти нереально. Поскольку два преподавателя являлись офицерами полиции была договоренность о «поставке» понятых за счет студентов в зачет производственной практики (потом где-то в 2007-м году от этой практики отказались). Итак подходит моя очередь (выбирали по списку) и я еду. «Накрыли» магазин с левой водкой. Общий объем изъятого 114 литров. Через неделю вызывают в прокуратуру. Короче говоря по заключению токсиколога водка была с отравой из расчета 1 бутылка = 2 трупа. После этого я понял важность помощи полиции (кто не понял — в этой партии отравы достаточно на 228 человек).

Итак возвращаясь к вопросу «пиратского» ПО.

Все начинается с заявления. Его могут подать конкуренты, производители ПО, да и вообще кто угодно. Если заявление составлено по форме полиция обязана его «отработать». Отсутствие результатов по заявлению считается сговором с правонарушителем (я серьезно) если не доказано обратное. Заявления написанные в вышестоящий орган приходят с планом отработки и иногда с перечнем проверяемых объектов. Это означает, что если в плане стоит «3 лица распространяющих нелицензионное программное обеспечение», то будут искать именно троих.

Дальше есть несколько важных пунктов:
1. Имеются сведения (например данные прямо указанны в заявлении) о том, что Иванов (абстрактная фамилия) ставит пиратский софт. Этого Иванова будут обрабатывать до тех пор пока не поймают или пока не выяснится, что это кристально честный человек. Причем «кристальную честность» полицейскому нужно доказать (а это как минимум собрать несколько десятков документов и минимум три проверки-подставы), в противном случае выдается билет на улицу «за неполное служебное. »
2. Ищут не тех кто пользуется, а тех кто устанавливает. Для этого обычно нагибают «должников» (пойманных но потом отпущенных нарушителей) на информацию.

Другие публикации:  Приказ 230 от 09062003

Ремарка о «должниках»: Полицейские тоже люди и у них тоже есть показатели в работе. Это означает, что полицейский должен выявить определенное количество определенных нарушений. Если план выполнен, а нарушение обнаружено то предлагается сделка — полицейский закрывает глаза на нарушение, а должник сейчас (или позднее, зависит от обстоятельств) дает наводку на нарушение. Очень многие (если не вообще все) охотно идут на такую сделку потому что:
1. Отмазка от наказания
2. Хорошие отношения с полицией
3. Можно подложить свинью конкуренту (при удаче)
Из минусов. Да нет никаких минусов, полиции и самому заявителю крайне невыгодна огласка, да и если разговор не зафиксирован диктофоном доказать его невозможно.

Следующий пункт — собственно ловля. В ней только один ключевой момент — нарушение лицензии выражается в одном действии — принятии лицензионного соглашения. Поэтому дарю бесплатный лайфхак: если сомневаетесь в том, что данная шабашка является подставой — пусть пользователь сам все делает, а вы только будете указывать что и куда нажимать и что где вводить. Если это не установка ОС — пусть пользователь качает установщик и кряк самостоятельно. Потом везде говорить, что не устанавливали ПО, а консультировали пользователя по его установке. К клавиатуре и мышке лучше вообще не прикасаться и в случае оформлении документов вписывайте требование изъятия и проверки отпечатков пальцев на клавиатуре и мыши.

Помните об одном — если установщик нелицензионного ПО стоит в плане, то полиция не успокоиться пока не поймает. После отработки всех вариантов пойдет второй/третий/четвертый круг.

Мое личное мнение — свободный софт, хоть и не привычен и ему надо учиться, но гарантирует отсутствие проблем законом. Поэтому я платный софт не ставлю вообще если нет лицензии, это лишает меня 80-90% клиентов, но зато полиция по этому вопросу от меня отстала (после того как я трижды становился объектом «охоты» и они поняли, что ловить нечего).

Из выбора больше денег и возможная уголовная ответственность и меньше денег со спокойной совестью и чистотой перед законом я всегда выбираю второе. Жизнь одна и не стоит её ломать себе и своим близким из-за 500-1000 рублей.

Риски использования нелицензионного ПО: о чем важно знать директору

Разработчики поделились с нами, как они выявляют тех, кто использует нелицензионные программы и к каким последствиям это приводит на практике.

Нестабильность российской экономики и падение курса рубля привели к значительному повышению цен на зарубежные программы. Согласно исследованию BSA The Software Alliance, уровень использования нелицензионного программного обеспечения в России увеличился впервые с 2013 года и составил 64%. Даже в отраслях банковского сектора и страхования около 25% компаний в России используют пиратский софт. Связано это с тем, что многие ИТ-директоры просто недооценивают масштабы проблемы и возможные последствия, а сотрудники устанавливают нелицензионные программы без ведома начальства. Коммерческая стоимость объема пиратских материалов в России оценивается аналитиками в $1,34 миллиарда.

Существует стереотипное мнение, что нелицензионное ПО приносит убытки только разработчикам. Однако это не совсем так. И наша основная роль как производителя – просвещать компании о последствиях использования подобного софта.

Потеря данных = потеря денег

Помимо потери данных, которые приносят компании доход, после кибератаки придется потратить ещё немало средств на устранение проблем, смену паролей и переустановку всей системы.

По данным IDC, в 2014 году мировой бизнес потерял около $500 млрд при использовании нелицензионного ПО. Тем не менее только в 45% компаний в России действуют служебные инструкции, которые требуют применять в работе программное обеспечение, лицензированное должным образом.

Контрафактный софт = судебные издержки

Согласно законодательству, для пользователей контрафактного ПО в России предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность. Если компания впервые попалась, то на неё будет наложен административный штраф в размере от 1,5 до 40 тысяч рублей. Если прецедент уже не первый, то суд обяжет выплатить компенсацию разработчику в размере от 10 тысяч до 1,5 миллионов рублей или возместить производителю стоимость каждой нелицензионной копии в двойном размере. В отношении предприятия, нарушившего закон уже несколько раз, судом может быть принято решение о полной ликвидации юридического лица.

Ошибочно предполагать, что 146 статья УК РФ распространяется на юридические лица. По закону, ответственность лежит не на компании в целом, а непосредственно на ее руководителе или ответственном сотруднике, в сферу обязанностей которого входит контроль за использованием в компании лицензионного ПО. Незаконное использование объектов авторского права предполагает наказание для такого должностного лица в виде лишения свободы сроком до 6 лет.

Мы, как разработчики, стараемся разрешить конфликт в досудебном порядке. Нередко предприятие заявляет о том, что вообще не использует наш софт, однако в службу поддержки достаточно часто поступают звонки от специалистов таких предприятий с характерными для активных пользователей вопросами. Мы фиксируем подобную информацию и затем направляем руководству организаций официальное предупредительное письмо.

Так начинается переговорный процесс, во время которого мы рассказываем обо всех возможных рисках использования нелицензионного софта, а также предлагаем индивидуальное решение. Единовременная покупка профессионального пакета требует немалых финансовых затрат, поэтому мы можем составить для заказчика персональный план корпоративного лицензирования.

Если предприятие никак не реагирует на наши предупреждения, то мы обращаемся в правоохранительные органы. Обращение приводит к проведению официальной проверки, которая зачастую заканчивается судебным разбирательством. Хотел бы особо отметить, что перевод общения в стадию судебного разбирательства – это крайняя мера воздействия на злостных нарушителей.

Говоря о статистике, можно с уверенностью сказать, что из общего количества случаев выявления использования контрафактного ПО до суда доходит лишь небольшая часть. Это обнадеживает: привычки потребления постепенно меняются, и «расчетливый» руководитель стремится на определенном этапе достичь мирового соглашения с разработчиком.

Нелицензионное ПО = потеря репутации и денег

При сбое компания-разработчик оборудования потеряет на рынке репутацию как производителя качественной аппаратуры. Вероятны и финансовые издержки: фирма может лишиться большой доли выручки и в случае судебного разбирательства может быть обязана уплатить большие штрафы и иные неустойки.

Как видно, использование нелицензионного программного обеспечения невыгодно не только его разработчикам, но и пользователям. Приобретая продукты у правообладателя или его официального представителя, компания исключает большое количество рисков и помимо спокойствия получает гарантии качества и стабильности работы. На наш взгляд, только взаимный интерес и совместные усилия правообладателей и пользователей смогут укрепить тенденцию использования легальных программ на нашем рынке.

Опыт компаний, которые уже успели столкнуться с последствиями использования контрафакта, подтверждает, что совокупный ущерб может многократно превосходить мнимо сэкономленные средства. Поэтому снижение уровня использования нелегального ПО — в первую очередь в интересах его пользователей.

Про установку пиратского ПО

Компьютерное пиратство – это не санкционированное правообладателем копирование, распространение или использование ПО в личных целях или для решения бизнес-задач. Попытки сэкономить на программном обеспечении (например, скачать Windows бесплатно из торрент-сетей) приводят к тому, что на компьютере пользователя появляется пиратский софт, потенциально опасный для ПК и личных данных пользователя.

На фоне широко развернувшейся в последнее время антипиратской кампании, думаю многим будет небезынтересно прочитать эту статью.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным — свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением. Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают. (Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как «контрафактные экземпляры произведений»).

Что такое проверочная закупка?

Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка — один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки «пиратов».

Главный из этих методов — проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых — о любых услугах, связанных с компьютерами.

Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа «1С:Комплексная поставка», «Компас-3D» или «Photoshop». Иногда заказывают набор из нескольких программ. Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) «вхолостую». Явное несоответствие заказанной программы потребностям «заказчика» есть важный признак засады.

Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.

Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет «чистый»: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление. Осмотр компьютера «до», осмотр или экспертиза «после» — появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными. Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом «инсталлятора» на компьютере программ не было вообще, а после визита — появились.

Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.

Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров — наоборот, цена не интересует, а происхождение программ — очень.

В комнате с компьютером кроме «заказчика» будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются «закупки» подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах «палочная система» просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

Другое распространенное нарушение — использование провокации при проведении проверочной закупки. Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы. Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. — 14 говорится:

«Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.»

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий». (Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым. При проведении «закупок» контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в «закупке» ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.

Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: «1С: Предприятие», «Фотошоп», и т.п.

Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют «порога» в виде размера нарушения. Но такие нарушения — отдельная большая тема.

Другие публикации:  Покушение на преступление судебная практика

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ «на всякий случай». При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся «с целью сбыта». В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно «слабый» компьютер, на котором программы, нужные «заказчику», будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит — просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые. скажем так, «юридически непросвещенные» люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками. Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый «знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу». Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность «джентльменских соглашений», можно привести подобную «расписку» при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства. Если исполнитель убийства напишет «расписку» о том, что он «никаких претензий к заказчику не имеет», правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о «волшебной расписке» распространено повсеместно. И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность «за соблюдение лицензионной чистоты ПО».

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть «козел отпущения», на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая «определяет ответственное лицо», то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом «волшебной расписки», с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто «несет ответственность по инструкции».

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером. Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет. А ситуация, когда «ответственность возложена инструкцией» на кого-то одного, позволяет «повесить» на этого человека весь «пиратский» софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за «нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил». В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой «должностной инструкцией» (это раздел X Трудового кодекса). Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, «на котором лежали обязанности».

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за «соблюдение лицензионной чистоты».

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена «пиратка», не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию. Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

P.ss Не ради плюсов. А для ознакомления

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

89 комментариев

Звонят изредка такие утырки, соглашаемся, договариваемся, переносим встречу изза занятости, повторяем, отказываемся по любой причине. Поток негодования бесценен.

Представляю их реакцию, если все таки придти и с троллфейсом накатить им какую-нибудь убунту =)

А это уже мошенничество в особо крупных размерах 😀

Или оскорбление представителя власти)

GIMP вместо фотошопа и blender вместо макса

нафиг? макс можно уже давным давно спокойно юзать бесплатно с самого сайта скачиваешь всё

хз как там, я студент, юзаю лицуху для студентов =D

можно на халяву юзать. для некоммерческого разумеется

В России нет пиратского ПО мелкософта.

Тут все трофейное.

И оно — наш ответ санкциям!

Трофеи это ты когда победил в войне, а так больше на мародерство похоже.

А мне интересно использование пиратского ПО карается ли у физ лиц или нет?

Стара как мир статья

уже в 14 году или даже в 13 от 100 тыщ был уголовка, а не от 50, особо крупный от 1 000 000, + от 100 до 1 000 000 возиться особо нет смысла органам, тут тупо вербовка или недосдача по раскрываемости и зовут абы кого лишь бы установить, с авито) последнее время стали хитрее.

Ну и на самом деле работая в сфере услуг как бэ необходимо знать что ты ставишь, кому ты это ставишь и зачем, потому как ты берешь за это деньги, бесплатно приезжать и ставить копам на закупке ни кто не запрещает) но согласен, для общего просвещения «компьютерным мастерам» будет полезно знать что если просят по телефону установить автодеск любые программы или 1с или компас, то жопа в огне может оказаться.

На самом деле интерес отдельно взятых «органов» это юр.лица, архитектурные или проектные организации, где суммы штрафов нереальны, и взятки. у нас в стране их не существует

чето хотел добавить но забыл)

То есть милиция тебя не смутила? 🙂

Тоже интересно стало, ставим триалку, кладем кряк с инструкцией и говорим что дальше сам

нельзя. тогда тебя привлекут за распространение вредоносных программ для пк. это ты погорячился, предложив кряк с инструкцией 🙂

ты внимательно прочитай предыдущий комментарий.

Если ты поставишь программу с демо-режимом — это одно.

А если ты поставишь ту же программу, и положишь рядом кряк для ее ломки — вот тут-то тебя и привлекут за распространение вредоносных программ.

Не использование, как в твоем комменте, а распространение.

И да. Винда, как раз, после триал-срока не перестает работать, в том-то и прикол. Она выдает сообщение справа снизу, она будет постоянно при старте спрашивать про приобретение или активацию, и т.д., т.е. можно ли рассматривать установку винды без активации как демо-версию, это еще надо посмотреть.

как-то я на сайте мелкомягких задавал вопрос. мол, есть серверный ключ, могу я каким-то образом скачать образ диска, или заказать, или купить его, сделать обложку и поставить красиво в шкаф, чтобы при проверке показать, что все лицензионное.

Ответ был примерно такой — компании майкрософт, абсолютно по барабану, где вы взяли диск (официальный) — купили, или даже скачали с сервера майкрософт. Главное — чтобы у вас был ключ и наклейка на борту пк. для сервера 2003 наклейка не предусмотрена.

Хотя на одном сервере я своими глазами видел наклейку windows server 2003 enterprise c номером.

Это их не интересует, а полиции похер. Рассказывали случай, когда даже требовали клеить наклейки на компьютеры с линуксом.

Во! хоть кто-то толково написал про навител, а мне никто не верил 🙂

Сам пользуюсь навикей 7 дорог, никаких тебе привязок к девайсу, карты сам обновляет (естественно, сначала надо указать, какие), при желании можно скачать самостоятельно и положить ему в папку. Еще ни разу не подводил. И все — бесплатно.

скажи мне, что есть в навителе, и может ли он работать например, «с коробки», в деморежиме, без интернета, и чего не может навикей 7 дорог?

Ну, антипиратская компания развернулась далеко не в последнее время. Десять лет назад, когда работал в провайдере, коллеги чуть не попались, их спасло только «чувство жопы». Году в десятом конторы массово штрафовали за пиратский софт, за винду+офис выходило примерно по 40 тыщ за один комп.

Лучше всего — вообще никому не ставить пиратки. Себе — в первую очередь.

О чем речь? У меня всё лицензионное! И Photoshop, и Office, и SolidWorks, и MatLab, и игры все.
Пришлось, правда, для этого продать машину, квартиру и половину органов, но зато моя совесть чиста!

А то что в посте говорят «милиция» а не «полиция» тебя не смущает? Этот текст и писался далеко не в последнее время.

Кто домашний то комп будет проверять?

А вот такой вопрос. А что если я не деньги беру не за продажу софта а за установку. Т.е ставлю софт не для коммерческого пользования. Ну не умеет юзер ставить софт. Где так сказать граница между продажей ПО и услугой установки

так то оно так, но полагаю если уж че, ты будешь пытаться этим в суде оправдаться, что мне кажется херово получится))))

А по каким критериям эта часть определяется? Не, есть «мастера», которые шестизначные счета за переустановку винды выставляют, но это, вроде, мошенничество, а мне интересно, кого именно можно наказывать за сам факт установки нелицензионного ПО, а кому можно безнаказанно ставить?

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ «на всякий случай». При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся «с целью сбыта». В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно «слабый» компьютер, на котором программы, нужные «заказчику», будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Другие публикации:  Образец заявления о реабилитации жертвы политических репрессий

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит — просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые. скажем так, «юридически непросвещенные» люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками. Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый «знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу». Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность «джентльменских соглашений», можно привести подобную «расписку» при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства. Если исполнитель убийства напишет «расписку» о том, что он «никаких претензий к заказчику не имеет», правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о «волшебной расписке» распространено повсеместно. И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность «за соблюдение лицензионной чистоты ПО».

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть «козел отпущения», на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая «определяет ответственное лицо», то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом «волшебной расписки», с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто «несет ответственность по инструкции».

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером. Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет. А ситуация, когда «ответственность возложена инструкцией» на кого-то одного, позволяет «повесить» на этого человека весь «пиратский» софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за «нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил». В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой «должностной инструкцией» (это раздел X Трудового кодекса). Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, «на котором лежали обязанности».

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за «соблюдение лицензионной чистоты».

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена «пиратка», не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию. Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

Подумай о других

Распространив данную памятку, вы можете спасти одного или нескольких человек от наказания. От заведомо несправедливого наказания. В соответствии с несправедливым законом, который принят исключительно для пользы зарубежных правообладателей, то есть, вопреки интересам России.

Просим вас сделать то, что в ваших силах, чтобы ознакомить с настоящим текстом тех, кто зарабатывает компьютерными услугами.

Наилучший вариант — найти в своем городе несколько объявлений о таких услугах и, позвонив по телефону, спросить: «Читали ли вы Памятку инсталлятору?» Если не читал, надо дать человеку ссылку ли переслать этот текст.

Посодействовать борьбе с незаконной практикой привлечения к уголовной ответственности вы можете, распространив памятку любым другим способом: выложив на форум, присоединив к дистрибутиву в файлообменнике, послав по электронной почте, передав в распечатанном виде и т.п.

Адвокат Потапов А.Н.

Называлась статья «Памятка установщику контрафакта», в году эдак 11м была:

Памятка установщику контрафактаВ стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).
Состав преступленияЧасти 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным — свыше 250 тысяч.
Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением. Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают. (Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как «контрафактные экземпляры произведений»).
Что такое проверочная закупка?Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка — один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки «пиратов».
Главный из этих методов — проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых — о любых услугах, связанных с компьютерами.
Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.
Признаки проверочной закупкиЕсть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.
Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа «1С:Комплексная поставка», «Компас-3D» или «Photoshop». Иногда заказывают набор из нескольких программ. Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) «вхолостую». Явное несоответствие заказанной программы потребностям «заказчика» есть важный признак засады.
Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.
Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет «чистый»: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление. Осмотр компьютера «до», осмотр или экспертиза «после» — появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными. Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом «инсталлятора» на компьютере программ не было вообще, а после визита — появились.
Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.
Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров — наоборот, цена не интересует, а происхождение программ — очень.
В комнате с компьютером кроме «заказчика» будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.
В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.
Кроме этого, встречаются «закупки» подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.
НарушенияПроверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах «палочная система» просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.
Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.
Другое распространенное нарушение — использование провокации при проведении проверочной закупки. Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы. Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.
Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. — 14 говорится:
«Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.»
Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий». (Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым. При проведении «закупок» контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.
Роль подстрекателя в «закупке» ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.
Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: «1С: Предприятие», «Фотошоп», и т.п.
Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют «порога» в виде размера нарушения. Но такие нарушения — отдельная большая тема.
Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Древняя статья.. у почти всего софта щас есть халявный месяц использования (офис, фотошоп, корел и т.д.), а винду вообще без активации можно ставить (вин10 инсайдер, например).

Просвятите плиз, в чем нарушение ставить демо версии программ? Не ломать их и не активировать левым способом. Где тут нарушение?

тут надо понимать, что демо-программа, обычно, после истечения срока действия демо, работать отказывается.

если бы винда, после 30 дней, переставала бы запускаться — может, тогда было бы веселей.

Вроде нигде тут нет нарушения..

Я говорю, что не устанавливаю не лицензионный софт, но могу проконсультировать за фиксированную сумму, какие есть торренты, как качать и устанавливать.

Еще статьи:

  • Экологическая экспертиза объекта документы Перечень представляемых на ГЭЭ документов Документы, необходимые для предоставления государственной услуги "Организация и проведение государственной экологической экспертизы объектов регионального уровня": письменное […]
  • Арбитражный суд москвы московского округа MosOpen.ru — Электронная Москва Арбитражные суды — это специализированные суды по разрешению имущественных, коммерческих споров между предприятиями. Они также рассматривают иски предпринимателей о признании […]
  • Декларация по ип земельный налог Земельный налог для ИП в 2018-2019 годах Земельный налог для ИП в последние годы рассчитывался и уплачивался по разным правилам. О том, на что должен обратить внимание ИП-плательщик земельного налога в 2017 и 2018 […]
  • Как оформить картины в наследство Наследственные споры Телефон для связи с адвокатом 8(985)765-11-32; 8(495)730-55-61 (рабочее время). Если юрист не отвечает на Ваш звонок, значит в данный момент он занят и перезвонит при первой возможности. […]
  • Реквизиты для оплаты госпошлины в суд за развод Госпошлина за расторжение брака через суд Бракоразводный процесс — тяжелая и длительная процедура. При расторжении брака, супругам необходимо подавать заявление в ЗАГС или в суд. Выбор инстанции для получения […]
  • Доверенность на право управлением авто Доверенность на право управлением авто Образец доверенности на право управления транспортным средством, выданной юридическим лицом ДОВЕРЕННОСТЬ на право управления транспортным […]
Штраф за пиратский софт