Статья 117. Истязание

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Комментарий к Ст. 117 УК РФ

1. В комментируемой статье, устанавливающей ответственность за истязание, дается законодательное определение этого понятия.

Способами истязания, наряду с систематическим нанесением побоев, могут быть любые действия, связанные с многократным или длительным причинением боли: щипание, сечение, причинение множественных, хотя и небольших, повреждений тупыми или колющими предметами, воздействие термических факторов, блокирование дыхания, использование электротока, насильственные действия оскорбительного характера и т.д.

2. При наступлении в результате истязания тяжкого или средней тяжести вреда здоровью содеянное квалифицируется соответственно по п. «б» ч. 2 ст. 111 или п. «в» ч. 2 ст. 112 УК. Комментируемая статья в таких случаях не применяется в силу прямого указания в ч. 1 этой статьи.

Наличие нескольких самостоятельных эпизодов нанесения побоев одному потерпевшему со значительным разрывом во времени нельзя рассматривать как истязание путем систематического нанесения побоев.

3. Большинство из квалифицирующих признаков ч. 2 комментируемой статьи совпадает с аналогичными признаками тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. В п. «г» ч. 2 комментируемой статьи предусмотрено новое квалифицирующее обстоятельство — совершение деяния в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника.

4. Специфический для данного состава преступления квалифицирующий признак истязания — «с применением пытки» (п. «д» ч. 2). Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ комментируемая статья дополнена примечанием, в котором определяется понятие пытки «в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса». В соответствии с этим определением истязание может быть квалифицировано по п. «д» ч. 2, если оно совершено с целью получения какой-либо информации (например, сведений, составляющих коммерческую тайну), признания в чем-либо (например, в нарушении супружеской верности), принуждения к выполнению каких-либо действий (например, передачи квартиры). При пытке могут использоваться разнообразные орудия. Применение пытки в качестве средства принуждения к даче показаний квалифицируется как преступление против правосудия по ч. 2 ст. 302 УК.

5. Субъектом истязания, в том числе с применением пытки, может быть любое физическое лицо, достигшее 16 лет (общий субъект).

Статья 117 УК РФ. Истязание

Новая редакция Ст. 117 УК РФ

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Примечание. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

Комментарий к Статье 117 УК РФ

1. Преступление описано в законе с помощью негативных и позитивных признаков. Так, коммент. статья применяется, если описанное в ней деяние не повлекло последствий, указанных в ст. 111 и 112. Это означает, что данной статьей охватывается причинение истязанием легкого вреда здоровью, и в таком случае дополнительной квалификации по ст. 115 не требуется. Если же деяние повлекло причиненный умышленно тяжкий или средней тяжести вред здоровью, то, напротив, применению не подлежит ст. 117. В этом случае истязание рассматривается в качестве способа причинения такого вреда и квалифицирующего обстоятельства (п. «в» ч. 2 ст. 112).

2. Объективные признаки, указанные в ст. 117, характеризуют объективную сторону истязания, которая складывается из систематического нанесения побоев или иных насильственных действий, вызывающих физические или психические страдания.

3. Сопоставление диспозиций ст. 116 и 117 показывает, что способы действия в описанных в них деяниях сходные. Ими являются: а) побои; б) иные насильственные действия. Отличие заключается в том, что истязание выражается в систематическом нанесении побоев. При этом важна не только формальная, количественная характеристика (сколько раз), но и интенсивность воздействия на потерпевшего, восприятие последним многократных актов как чего-то непрекращающегося, непрерывного, постоянного. В силу этого такие акты не должны значительно отстоять во времени друг от друга.

4. Иные насильственные действия как второй способ истязания текстуально совпадают с названными в составе побоев (ст. 116). Однако содержание их в ст. 116 и 117 неравнозначно. При истязании под ними понимаются прочие насильственные действия (помимо систематических побоев), как-то: длительное причинение боли (щипанием, сечением и т.п.), причинение множественных повреждений (в том числе небольших, тупыми или острыми предметами), воздействие термических факторов (например, прижигание раскаленным утюгом), другие аналогичные действия, в том числе длительное лишение воды, пищи, тепла, подвешивание вниз головой, порка и т.д. Как видно, иные насильственные действия при истязании в количественно-качественном отношении (многократность, длительность) заметно отличаются от указанных в ст. 116.

5. Второй частью, составляющей объективную сторону истязания, являются физические или психические страдания, которые должны быть причинно обусловлены систематическим нанесением побоев либо иными насильственными действиями, вытекать из них. Для истязания характерны именно страдания потерпевшего, т.е. физические и психические переживания.

6. В отличие от разовой физической боли (ст. 116) страдания как состояние человека имеют протяженность во времени, поскольку побои наносятся систематически, возобновляя, подкрепляя и усиливая переживания, иные насильственные действия также предполагают не одномоментность насилия, а многократность и некоторую его протяженность, длительность.

Например, М. в ответ на отказ жены дать денег на водку привязал ее к кровати и в течение двух часов допытывался, где она спрятала деньги: наносил ей удары руками, бил головой о спинку кровати, прижигал горящей сигаретой ей лицо, мочился на нее, таскал за волосы, имитировал удушение ее веревкой, надевал полиэтиленовый пакет ей на голову и т.д. Потерпевшая испытывала при этом не только физические, но и психические страдания (в частности, при имитации лишения жизни).

7. Субъективная сторона истязания выражается в прямом умысле. Виновный осуществляет насильственные действия, осознавая, что они причиняют потерпевшему физические или психические страдания, и желает этого. К тому же выводу пришел и Пленум ВС РСФСР в п. 14 Постановления N 4.

8. В отличие от ст. 113 УК РФ РСФСР в УК РФ УО за истязание дифференцирована. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрена более строгая санкция за причинение насильственными действиями страданий: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо материальной или иной зависимости от него, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника; д) с применением пытки; е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; ж) по найму; з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Абсолютное большинство приведенных квалифицирующих обстоятельств совпадает с рассмотренными выше при анализе квалифицированных составов убийства (ч. 2 ст. 105), умышленного причинения тяжкого (ч. 2 и 3 ст. 111) и средней тяжести (ч. 2 ст. 112) вреда здоровью.

9. Содержание обстоятельства, предусмотренного в п. «г» ч. 2, расширено. Под несовершеннолетним, истязание которого влечет повышенное наказание, понимается лицо, не достигшее на момент истязания 18-летнего возраста. Для усиления ответственности требуется установить, было ли виновному заведомо известно, знал ли он, что истязаемый не достиг совершеннолетия.

10. Материальная или иная зависимость потерпевшего от виновного ограничивает способность лица противостоять посягательству и облегчает совершение истязания, что осознается виновным. Под материальной зависимостью принято понимать ситуацию, при которой потерпевший находится на полном или частичном иждивении посягающего, проживает на его жилой площади и т.д. Под иной понимается служебная зависимость, а также та, которая проистекает из родственных или супружеских отношений, основана на законе или договоре (например, зависимость от опекуна и попечителя, обвиняемого — от работника дознания и т.д.). Во всех случаях зависимость должна быть существенной, т.е. способной серьезно затруднить либо подавить волю потерпевшего к противодействию.

11. Усиливает наказание также истязание лица, похищенного (ст. 126) либо захваченного в качестве заложника (ст. 206). В таких случаях речь идет о реальной совокупности преступлений и действия виновного надлежит квалифицировать помимо п. «г» ч. 2 ст. 117 также и по ст. 126 либо 206.

12. Специфическим квалифицирующим обстоятельством истязания выступает применение пытки. Понятие пытки содержится в примеч. к коммент. статьи.

Применительно к истязанию пытка означает, что виновный совершает насильственные действия (множественные или продолжительные), причиняя физические или психические страдания потерпевшему, чтобы принудить последнего к выдаче сведений или признанию (где находятся деньги, имел ли место факт супружеской измены и т.д.).

13. Преступление, предусмотренное ч. 1, относится к категории средней тяжести, а ч. 2 — к тяжким преступлениям.

Другой комментарий к Ст. 117 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления заключается в деянии, выраженном в форме двух альтернативных действий: систематическое нанесение побоев (имевшее место не менее трех раз нанесение многократных ударов) либо совершение иных насильственных действий, причиняющих физические или психические страдания (длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов, длительное лишение пищи, питья или тепла, помещение или оставление потерпевшего во вредных для здоровья условиях, другие сходные действия).

2. Систематическое нанесение побоев представляет собой цепь взаимосвязанных действий, объединенных общей линией поведения виновного по отношению к потерпевшему и стремлением причинить ему постоянные физические или психические страдания. Систематичность побоев вызывает у потерпевшего не только физические, но и психические страдания, сопровождаемые чувствами унижения, обиды и т.д. Поэтому нельзя считать истязанием нанесение даже неоднократных побоев, если они носили разрозненный характер и не объединены в систему.

Другие публикации:  Договор беспроцентного займа между юридическим лицом и учредителем

3. Здоровью потерпевшего не должно быть причинено тяжкого или средней тяжести вреда. В противном случае содеянное охватывается ст. ст. 111 или 112 УК РФ (возможна квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 111, п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ) и дополнительной квалификации по ст. 117 УК РФ не требует.

4. Не рассматривается как истязание причинение психических страданий путем систематического унижения человеческого достоинства или путем угроз. В соответствующих случаях указанные действия могут образовывать составы других преступлений против личности (ст. ст. 119, 130 УК РФ).

5. Преступление считается оконченным с момента совершения общественно опасного деяния, и наступления общественно опасных последствий (например, в виде легкого вреда здоровью) не требуется.

6. Под материальной или иной зависимостью (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ) понимается зависимость виновного от лица, у которого он находится на иждивении, проживает на его жилплощади, не имея собственной, и т.д. К иной зависимости относится, например, служебная зависимость, основанная на подчинении виновному по работе потерпевшего (рабочего — начальнику цеха, а того — директору завода и т.д.). Такая зависимость может возникать в самых различных случаях (например, зависимость ученика или студента от преподавателя, свидетеля или подследственного от следователя и т.д.).

7. Понятие пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ) раскрывается в примечании к ст. 117 УК РФ. Применительно к ст. 117 УК РФ данное понятие следует толковать ограничительно: если причиняются физические или нравственные страдания в целях понуждения к даче показаний, то уголовная ответственность будет наступать по ст. ст. 302 или 309 УК РФ.

03 февраля, 2017

Декриминализация — не индульгенция

Автор: Анатолий Кучерена, комментариев нет

Принятие закона о декриминализации семейного насилия вызвало такой шквал негодования «демократической общественности» в нашей стране и за ее пределами, что всякий, кто попытается как-то пояснить мотивы законодателей, рискует прослыть апологетом домостроевских порядков. К тому же он неизбежно станет жертвой бесчисленного рода юмористов, которые с нетерпением ждут, когда, например, депутаты, голосовавшие за закон, сами станут жертвами разъяренных супругов и будут являться на думские заседания с синяками под глазами. Мне, правда, трудно вообразить, что все эти депутаты — сторонники семейного насилия.

Ни о каком снисходительном отношении к этому явлению речь не идет. Это нужно разъяснять неустанно — в первую очередь сотрудникам правоохранительных органов. Однако для эффективной борьбы с ним наказание должно быть, во-первых, неотвратимым, а во-вторых, соразмерным.

Сейчас места лишения свободы стали «университетами преступности»: человек, оказавшийся там, быстро приобретает криминальные навыки и очень редко впоследствии возвращается к нормальной жизни. Поэтому в идеале, чем меньше людей окажется за решеткой — тем лучше. Разумеется, есть случаи, когда изоляция от общества неизбежна. Речь идет о таких деяниях, как убийство, терроризм, торговля наркотиками, шпионаж, грабеж, изнасилование, развратные действия в отношении несовершеннолетних и многие другие преступления. Лица, их совершившие, сознательно бросили дерзкий вызов обществу, и оно вынуждено надолго ограждать себя от их присутствия.

В то же время есть немало правонарушителей, чье исправление возможно и без лишения свободы. Президент России Владимир Путин в послании Федеральному собранию от 2015 года выдвинул предложение о декриминализации ряда статей Уголовного кодекса. Вслед за этим Верховный суд РФ внес в Госдуму законопроект, направленный на декриминализацию части первой ст. 116 «Побои» УК РФ. Федеральным законом № 323-ФЗ эта статья была декриминализирована путем перевода состава в КоАП в том случае, если данное деяние совершено впервые.

Здесь, однако, возникла юридическая коллизия. Дело в том, что в ст. 116 УК РФ также установлена ответственность за побои в отношении «близких лиц», то есть супруга или супруги, детей, близких родственников и т.д. Этот раздел остался без изменений.

Возникла странная ситуация: внутрисемейные побои остались уголовно наказуемым деянием, в то время как побои чужих людей декриминализированы. Если человек ударил свою жену, не причинив существенного вреда здоровью, или даже шлепнул своего ребенка, он мог быть привлечен к уголовной ответственности и осужден к лишению свободы. А если он поколотил соседа, то на первый случай наступает административная ответственность и только при повторных побоях — уголовная.

Для устранения этого противоречия 14 ноября 2016 года группой депутатов Госдумы, а также членами Совета Федерации был внесен законопроект, в соответствии с которым побои, совершенные впервые в отношении близких лиц, также будут считаться административным правонарушением; при повторном их совершении в течение года наступает уголовная ответственность. Этот законопроект недавно был принят.

Административная ответственность за нанесение побоев достаточно жесткая — штраф в размере от 5 тыс. до 30 тыс. рублей, либо административный арест на срок от 10 до 15 суток, либо обязательные работы на срок от 60 до 120 часов.

К сожалению, само слово «декриминализация» воспринимается некоторыми юридически неграмотными людьми как своего рода индульгенция для домашних дебоширов. Это не так. Напротив, данные изменения законодательства направлены именно на то, чтобы как можно меньше случаев домашнего насилия остались безнаказанными. Сегодня многие женщины боятся заявлять в полицию о случаях побоев со стороны мужей. Представьте некий провинциальный городок, где пьяный муж поколотил жену. Предположим, она обратилась в полицию, и мужа «упекли» в места, не столь отдаленные на два года. Вообразите себе эту картину: все соседки показывают на нее пальцем — смотрите, вот стерва, мужа упрятала в тюрьму, ну выпил, ну погорячился, с кем не бывает. В результате в громадном большинстве случаев домашнего насилия женщины не обращаются в правоохранительные органы. Теперь, будем надеяться, эта ситуация изменится. 15 суток ареста могут стать хорошим предостережением для любителя распускать руки.

Как свидетельствуют зарубежные публикации, примерно так же обстоит дело в Италии, Испании и других странах. Там также женщины нередко опасаются заявлять о совершенных в отношении них насильственных действиях со стороны мужей и партнеров. А потому не совсем понятно, почему новый российский закон был встречен на Западе с таким неприятием. В частности, генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд призвал Государственную думу и Совет Федерации не принимать этот закон. «Я призываю вас сделать все, что будет в ваших силах, для того чтобы реализовать право российских семей на жизнь без насилия и страха», — заявил он.

Некоторые гражданские активисты утверждают, что этот закон возвращает нас во времена «Домостроя», который детально прописывал, как именно следует наказывать жен и детей. Но можно задать риторический вопрос: «Считаем ли мы правильным осудить на два года лишения свободы мать-одиночку, которая, воспитывая своего сына-подростка, дала ему подзатыльник за хулиганскую выходку?» Не станут ли следствием такого решения как минимум ограничение матери в родительских правах и дальнейшее воспитание подростка в учреждениях для детей-сирот?

Нельзя забывать, что речь идет о побоях, то есть о действиях, причинивших физическую боль, но не повлекших вреда здоровью, — синяках, царапинах, ссадинах. Если же вред здоровью причинен, то для этого есть другие статьи Уголовного кодекса. При легком вреде здоровью — ст. 115 УК РФ, при систематическом нанесении побоев, причиняющих физические или психические страдания, — ст. 117 УК РФ «Истязание» с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет. А в отношении несовершеннолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, либо в отношении беременной женщины — от трех до семи лет.

По данным ВЦИОМа, россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие, но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев. С этим согласны 59% опрошенных. Значительная доля также полагает, что эта мера снизит число семейных побоев.

Проблема семейного насилия стоит чрезвычайно остро во всем мире. Решить ее исключительно посредством уголовного законодательства невозможно. Ничего не дадут и попытки поставить семейную жизнь под тотальный контроль государства.

Статья 117 УК РФ. Истязание (действующая редакция)

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Примечание. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 117 УК РФ

1. Объективная сторона преступления заключается в деянии, выраженном в форме следующих альтернативных действий:

1) систематическом нанесении побоев (не менее трех раз нанесение многократных ударов);

2) иных насильственных действий, причиняющих физические или психические страдания (длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами; воздействием термических факторов; длительное лишение пищи, питья или тепла; помещение (или оставление) потерпевшего во вредных для здоровья условиях либо другие сходные действия).

2. Систематическое нанесение побоев представляет собой цепь взаимосвязанных действий, объединенных общей линией поведения виновного по отношению к потерпевшему и стремлением причинить ему физические или психические страдания. Именно систематичность побоев вызывает у потерпевшего не только физические, но и психические страдания, сопровождаемые чувствами унижения, обиды и т.д. Поэтому нельзя считать истязанием нанесение даже неоднократных побоев, если они имели разрозненный характер.

3. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью охватывается нормами ст. ст. 111 или 112 УК и дополнительной квалификации по ст. 117 УК не требует.

4. Не рассматривается как истязание причинение психических страданий путем систематического унижения человеческого достоинства или путем угроз. В соответствующих случаях указанные действия могут образовать другие преступления против личности (ст. ст. 130, 119 УК).

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

6. Под материальной или иной зависимостью понимается зависимость виновного от лица, у которого он находится на иждивении, проживает на его жилплощади, не имея собственной, и т.д. К иной относится, например, служебная зависимость, основанная на подчинении потерпевшего виновному. Такая зависимость может возникать в самых различных случаях (например, зависимость ученика или студента от преподавателя, свидетеля или подследственного от следователя).

7. Применительно к комментируемой статье пытку следует толковать ограничительно; если причиняются физические или нравственные страдания в целях понуждения к даче показаний, то уголовная ответственность будет наступать по ст. ст. 302 или 309 УК.

В научном издании в доступной форме, на высоком профессиональном уровне и с исчерпывающей полнотой рассматриваются общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовно-правового противодействия преступлениям против личности – причинения вреда здоровью. Проведен статистический и сравнительный анализ рассматриваемых преступлений за последние 10 лет, как в России, так и в северо-западном регионе и Архангельской области. Раскрыты проблемные вопросы уголовно-правовой борьбы с этим видом преступлений, их квалификации; сформулированы научно-обоснованные рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства и следственно-судебной практики.

В целях достижениях поставленных задач первая глава посвящена ретроспективному анализу становления и развития уголовного законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека (побои и истязание) в истории России с зарождения государственности. На высоком профессиональном уровне проведен анализ уголовно-правовых норм о преступлениях против личности Российского государства в ХVIII-ХIХ вв., особенно Уложения о наказаниях Уголовных и исправительных 1845 и 1903 годов. При этом авторский коллектив широко использует сравнительный метод исследования с законодательством зарубежных государств и междисциплинарные связи.

Другие публикации:  Приказ об утверждении форм документов внутри организации

В поле зрения авторского коллектива были уголовно-правовые нормы о преступлениях против личности и его здоровья Уголовного кодекса советского периода. Этот опыт был использован при анализе уголовно-правовых норм о посягательствах на личность в постсоветский период. Поэтому третья глава монографии была посвящена характеристике квалифицирующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ – побои, совершенные из хулиганских побуждений и по мотивам политической, идеологической, расовой национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Рассмотрены и всесторонне проанализированы квалифицированные виды истязаний, содержащиеся в ч. 2 ст. 117 УК РФ. Авторы обосновывают, что такие отягчающие обстоятельства как истязание;

а) в отношении двух или более лиц;

б) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) с применением пытки

характеризуются повышенной общественной опасностью и эти квалифицирующие признаки предлагают перенести в часть третью статьи 117 УК РФ в новой редакции.

В ходе проведенного устного опроса 150 сотрудников (участковых уполномоченных полиции, дознавателей, следователей, сотрудников прокуратуры, судей) авторы установили, что в практической деятельности приходилось сталкиваться с ситуацией, когда нанесение побоев в отношении больного или престарелого, издевательство, глумление над ним приводили к быстро прогрессирующему заболеванию или смерти потерпевшего. В связи с этим автор предлагает предусмотреть в ст. 117 УК РФ часть четвертую следующего содержания: «Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности тяжкий вред или смерть потерпевшего».

Подробному анализу подвергся квалифицирующий признак истязания, совершенного с применением пытки п. «д» ст. 117 УК РФ. Соавторы исследовали не только исторический аспект применения пытки, но и её современное определение.

В заключении сформулированы основные итоги исследования и предложения по совершенствованию законодательства об ответственности за побои и истязания и за другие преступления против здоровья человека. Рукопись, несомненно, дополняет теоретический курс уголовного права, истории права и государства России.

Проведенное исследование наглядно показывает, что авторы, используя свой профессиональный опыт, способны работать с научной литературой, анализировать источники, а это, в свою очередь, дало возможность сделать выводы и предложения, интересные и полезные как для теории уголовного права в рассматриваемой области юридических знаний, так и для правоприменительной практики. Работа, несомненно, заслуживает высокой научной оценки и может быть представлена на конкурс (выставку-презентацию) учебно-методических изданий Российской Академии Естествознания.

Закон о побоях – что изменилось с 15 июля в Уголовном кодексе

8 июля Россия отмечала День семьи, любви и верности. А 15 июля, ровно через неделю после праздника, вступают в силу поправки в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, посвященные проблеме семейного насилия. Я уверен, что читатели, специализирующиеся в уголовном праве, уже сами разобрались во всех этих поправках, а вот для неспециалистов придётся всё рассказать подробно, устроив еще и ликбез по некоторым основам.

В интернете много возмущения, но все возмущаются разным вещам. Одни увидели слово «декриминализация» и решили, что «депутаты разрешили бить». Другие увидели слова «побои в отношении близких лиц» и написали: «закон о запрете воспитания» (печально известное заявление председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства). Добавляет неразберихи тот факт, что первоначальная редакция поправок выглядела совсем иначе.

Что же изменилось на самом деле? Если совсем кратко, то:

  • за избиение близких теперь могут посадить (по старым правилам за это грозили только штраф и судимость) + изменили процедуру так, что привлечь за это к ответственности стало немного проще (но с оговорками);
  • а вот наказание за «просто побои» (без квалифицирующих признаков), наоборот, уменьшили – та самая декриминализация (хотя тут тоже с оговорками).

Срочное сообщение для юриста! В офис пришла полиция

На самом деле соль именно в оговорках. При желании посадить могли и раньше, так что проблема вовсе не в тексте закона. В чём же именно? Не будем забегать вперёд. Вот табличка с сутью изменений. Можете её копировать. А уже после таблички разберёмся, как же все это будет работать на практике. Какие проблемы удалось решить, какие не удалось, и какие возникли новые проблемы.

Вид побоев

До 15 июля

После 15 июля

— максимальное наказание: штраф до 40 т.р. (з.пл. за 3 мес.), или обязательные работы до 360 часов, или исправительные работы до 6 месяцев

— дело частного обвинения

Часть 1 статьи 116 УК

— максимальное наказание: штраф до 30 т.р., или арест до 15 суток, или обязательные работы до 120 часов

— процедура: по КоАП

Повторно в течение года:

— максимальное наказание: штраф до 40 т.р. (з.пл. за 3 мес.), или обязательные работы до 240 часов, или исправительные работы до 6 месяцев

— дело частного обвинения

Побои в отношении близких лиц

— максимальное наказание: лишение свободы до двух лет

— дело частно-публичного обвинения

Квалифицированные составы: хулиганские побуждения, мотивы политической, расовой, религиозной и т.п. ненависти или вражды

— максимальное наказание: лишение свободы до 2 лет

— дело публичного обвинения

Часть 2 статьи 116 УК

Расшифровываю табличку – вот как выглядят три главных изменения в законах:

1) побои в отношении близких выделили из состава «просто побоев» (для которых и по старым, и по новым правилам вообще не предусмотрено лишение свободы) и приравняли к побоям из хулиганских побуждений, за которые ответственность и сейчас выше (вплоть до 2 лет лишения свободы). То есть наказание увеличили;

2) побои в отношении близких перевели из категории дел частного обвинения в дела частно-публичного обвинения (в результате стало легче привлечь преступника к ответственности – подробнее см. дальше);

3) для «просто побоев» (к которым теперь будут относиться только пьяные драки, конфликты водителей, не поделивших дорогу, и т.д.) установили правило: в первый раз – ответственность административная, без судимости; а вот за повторное нарушение в течение года – уже уголовная. Наказание немного смягчили.

А теперь – слайды нюансы.

Какие проблемы решили, а какие нет?

Три бесплатных вебинара

1. Исправили абсурдное наказание

Это главное и безусловно полезное изменение, пусть даже только с формальной точки зрения: из текста УК убрали вещь, которая выглядела диким абсурдом.

В старой редакции части 1 статьи 116 помимо тех наказаний, которые я привел в табличке, вообще-то фигурировал еще и «арест на срок до трех месяцев». Но арест как уголовное наказание у нас до сих пор не применяется (не созданы арестные дома, в которых должны содержать арестованных по УК, отдельно от тех, кому дали 15 суток по КоАП).

«Исправительные работы» – по сути, всего лишь штраф (из зарплаты осужденного удерживают определенную долю; а если он безработный, то посылают его на работу по имеющейся вакансии и удерживают из зарплаты).

«Обязательные работы» – это когда осужденного посылают после его основной работы 2 часа мести улицы (в выходные – 4 часа).

Вот и выходит, что по большей части все возможные меры по части 1 статьи 116 УК до 15 июля сводились к деньгам.

И получался абсурд: жена жалуется на избивающего ее мужа, и ему назначают. штраф или удержание из зарплаты. От чего страдает семейный же бюджет. То есть саму семью и наказывали.

При этом преступник сразу после приговора остаётся тут же, рядом с жертвой. И вымещает на ней злость за то, что пережил во время суда.

Ну просто прекрасное решение, ага.

2. Почему сразу «двушечка», или: где же оптимальная мера?

Люди, которые не в курсе проблемы и просто увидели новость в СМИ, удивляются: как это так, вдруг увеличить наказание со штрафа сразу до двух лет лишения свободы.

Во-первых, эти два года и так были прописаны в УК для квалифицированных составов – побои «из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». Сейчас законодатель просто решил, что побои в отношении близких представляют такую же общественную опасность, как и побои из хулиганских побуждений.

Во-вторых, два года – это максимальный размер, который может назначить судья, если видит, что никакого снисхождения преступник не заслуживает. Но суд может назначить и меньший срок. А иногда (если есть смягчающие обстоятельства) не может, а обязан назначить меньший срок. А еще он может назначить лишение свободы условно. А еще вместо лишения свободы новая редакция статьи 116 УК предлагает на выбор:

  • обязательные работы до 360 часов,
  • или исправительные работы до 1 года,
  • или ограничение свободы до 2 лет,
  • или принудительные работы до 2 лет,
  • или арест до 6 месяцев.

Пределы усмотрения – широчайшие. Но важно, что появилась сама возможность назначить именно лишение свободы.

В-третьих, у нас в УК очень разумно прописана градация видов наказаний. Просто блестяще прописана. Проблема только в том, что два очень важных вида наказаний не работают. Вот из-за этого и получается, что наказание или слишком слабое (штраф), или слишком сильное (год колонии).

Какие наказания не работают: арест (об этом см. выше в пункте 1) и принудительные работы. Их должны отбывать в специальных исправительных центрах, которые пока не созданы.

Если бы эти виды наказаний применялись, то, возможно, и не потребовалось бы ничего менять в части именно наказаний.

Три месяца ареста + судимость (по старой редакции части 1 статьи 116) – достаточно весомая угроза. Изолировать преступника на три месяца не только от общества в целом, но и от его жертвы. Дать потерпевшей возможность почувствовать себя спокойнее и увереннее. Решить, как жить дальше. Подать на развод. Уехать к родственникам.

А преступник – чтобы наоборот, за эти три месяца понял, что не всё в его власти. И поумерил пыл. «Обломался».

3. Кто такие близкие?

В одной из статей увидел такой необычный взгляд на эти изменения: «в России легализовали гражданские браки и однополые браки».

Дело в том, что в новой статье 116 УК есть такое примечание: «Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

И неважно, по какой причине и на каком основании это общее хозяйство ведут.

Логика законодателя правильная. Действительно, насилие со стороны того, с кем жертва живёт вместе и кому доверяет, – опаснее, чем драка с посторонним. От того, кому доверяешь, труднее защититься.

Так что тут тоже всё правильно.

4. Почему на самом деле все описанные выше полезные изменения были необязательны?

Ну что, из описанного выше про прежнюю редакцию УК у вас сложилась картина «муж избивает жену, та жалуется участковому, а он ничего не может поделать, так как по части 1 статьи 116 даже посадить нельзя»?

Да, часто бывают случаи, когда правоохранители разводят руками и говорят: «Увы, я ничего не могу поделать, закон не даёт мне полномочий».

Так вот, в том-то и дело, что это – совсем не тот случай.

Если у милиции/полиции и суда появлялось понимание, что ситуация действительно требует вмешательства и жертву надо спасать, то они спокойно могли:

а) усмотреть хулиганские побуждения и квалифицировать побои по части 2 статьи 116 УК (которая, напомню, и в старой редакции предусматривала лишение свободы на срок до 2 лет);

б) констатировать не разовое, а систематическое нанесение побоев. А это уже статья 117 «Истязание» с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет (а в отношении несовершеннолетнего или беременной женщины – от трёх до семи лет).

Получается, что на самом деле не закон был плох, а его применение? Ну да, в части 1 статьи 116 было абсурдное наказание в виде штрафа (и хорошо, что его убрали), но при желании вполне можно было эту часть 1 и не применять, а квалифицировать иначе.

«При желании»! Запомните эти слова – и пойдём дальше.

5. Из частного обвинения в частно-публичное обвинение: что это значит (ликбез)?

В уголовном праве есть такая очень красивая вещь: «виды уголовного преследования» называется. Я сейчас всё это подробно опишу, только сразу предупрежу, что – как и в истории из предыдущего пункта – конкретно для побоев это изменение оказалось тоже не так уж принципиально важно. Так что если азы уголовного права, не имеющие существенного отношения к теме разговора, вас не интересуют, можете сразу перелистнуть к следующему пункту.

Другие публикации:  Официальный сайт коллегии адвокатов крыма

Итак, в чём отличие уголовного права от сферы гражданско-правовых конфликтов? Государство говорит:

«Граждане, вот если у вас тут друг с другом споры о том, кто кого залил и что за это должен заплатить, или кто кому машину помял, или почему магазин бракованный товар продал, – это вы сами между собой разбирайтесь. Я вот вам создаю суд общей юрисдикции, утверждаю Гражданский процессуальный кодекс – и идите судиться на началах равенства и состязательности сторон. Хочешь подавай иск, не хочешь – не подавай, сами решайте.

А вот то, что у меня в Уголовном кодексе записано, это совсем другое. Это общественно опасные деяния! Если кто-то кому-то причинил тяжкий вред здоровью, или квартиру обокрал, пока в ней никого не было, или ограбил – это уже не ваши частные разборки между собой, а общественно опасные действия. Поэтому я вмешаюсь, даже если сам пострадавший этого не просит. И накажу так, как само считаю нужным. Чтобы преступника наказать и отбить у него охоту заниматься такими безобразиями».

Преступления, в отношении которых государство действует так, как считает нужным, называются «уголовные дела публичного обвинения». Их большинство.

Но и в Уголовном кодексе государство выделило несколько преступлений, по которым. скажем так, не считает себя вправе слишком уж сильно вмешиваться и готово учесть пожелания самого пострадавшего. Таких преступлений мало, и государство разделило их на две группы: «дела частного обвинения» и «дела частно-публичного обвинения». Чем они отличаются от дел публичного обвинения и чем различаются между собой?

Во-первых, и по делам частного, и по делам частно-публичного обвинения уголовное дело возбуждается только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Но сразу же оговорка. Есть исключение. Следователь может возбудить уголовное дело без заявления потерпевшего, если он не может защищать свои права в силу зависимого или беспомощного состояния. Верховный суд разъяснил, что это в том числе «материальная или иная зависимость». То есть строго говоря, случам семейного насилия вполне подходят под эту ситуацию.

Во-вторых, дело частного обвинения может быть прекращено в связи с примирением и для этого не требуется согласия суда или следователя. А вот дело частно-публичного обвинения может быть прекращено примирением только с согласия суда или следователя. Только при условии, что совершено впервые и что причиненный вред заглажен. Но даже если заглажен, суд все равно может отказать в прекращении дела. Получается, что в этой части перевод из категории частного обвинения в частно-публичное обвинение ограничивает возможности потерпевшего. Суд может не разрешить примирение, даже если сам потерпевший на этом настаивает.

И в-третьих, по делам частного обвинения (в отличие от дел публичного и дел частно-публичного обвинения) в суде надо поддерживать обвинение самостоятельно. Сам потерпевший должен обратиться в суд с заявлением, должен доказывать, приводить свидетелей и т.п. То есть процедура очень похожа на спор в гражданском процессе, например, против соседа, залившего вам квартиру.

И вот люди, предложившие этот перевод в категорию частно-публичного обвинения, считают, что это большое достижение. Так как теперь уголовное преследование по семейным побоям осуществляют следователь и прокурор – так же, как по большинству преступлений.

Вот только. Да, вы правильно угадали. Такая возможность была и раньше: «Если после принятия заявления к производству будет установлено, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, то мировой судья вправе признать обязательным участие в деле законного представителя потерпевшего и прокурора».

И снова получается, что с одной стороны изменения в УПК правильные: если уж делить побои на разные случаи, то побои в отношении близких действительно не должны быть делом частного обвинения, в этой категории пусть остаются только драки. э-э. равновеликих субъектов между собой. А с другой стороны, выходит, что дело было не в плохом законе, а в плохом его применении.

6. Неудавшийся гамбит

А теперь давайте посмотрим на то, что предлагали в первоначальной редакции этих поправок. Практического смысла в этом уже нет, закон приняли именно в таком виде. Но. Это поможет понять, какие еще усилия осталось приложить в дополнение к поправкам в УК.

Итак, Верховный суд сначала хотел всё сделать проще. Не выделять побои в отношении близких в квалифицированный состав, а перевести их вместе с пьяными драками и прочими конфликтами в КоАП. И только при повторном случае была бы ответственность по УК.

Именно это вызвало зимой самый большой всплеск возмущения: «Веселее всего придётся российским женщинам и детям! . Теперь избитой дома женщине и пожаловаться будет некуда. »

На самом деле очень интересно, что про существование Кодекса об административных правонарушениях люди вообще забыли. Или почему-то его игнорировали. Или считали, что если нет судимости, то не считается.

Но если сравнить сравнить и санкции, и процедуру, то картина получалась вовсе не такая однозначная.

Давайте снова посмотрим на табличку в начале моего текста. Наказание по КоАП меньше или больше того, которое раньше было в части 1 статьи 116 УК?

С одной стороны, меньше. Штраф всего 30 000 руб., а не 40 000 руб. Обязательные работы до 120 часов, а не до 360 часов. Но! Зато есть вполне осязаемый арест на 15 суток. А арест по КоАП, в отличие от ареста по УК, вполне себе применяется. Посмотрите как интересно получается: вроде бы «декриминализация», деяние перевели из УК в КоАП, размер штрафа меньше, судимости нет, но зато по КоАП можно получить 15 суток, а по УК только штраф.

Дальше. Возвращаясь к частному обвинению. Вот люди гордятся тем, что теперь побои перевели в состав частно-публичного обвинения и тем самым ликвидировали случаи, когда потерпевшая оставалась в растерянности, не зная, как именно вести всю эту процедуру частного обвинения. Но ведь и КоАП тоже никакого частного обвинения не предусматривает! Сам по себе перевод в КоАП уже решал эту проблему!

Единственное, что терялось при переводе в КоАП, – судимость.

Да, я видел доводы людей, которые всерьёз утверждали, что именно риск получить судимость по статье 116 УК – это тот сдерживающий фактор, без которого семейного насилия стало бы ещё больше.

Не знаю. Мне это утверждение кажется крайне странным.

Мне кажется, что даже 15 суток ареста + перспектива получить судимость за повторное безобразие подействовали бы лучше, чем судимость + штраф без ареста. Это если сравнивать старую редакцию УК и первоначальный законопроект. То есть идея декриминализации всё равно оказалась бы полезной, даже в первоначальном виде.

А что, если сравнить первоначальный законопроект и то, что получилось сейчас?

Очевидно же, что наличие в арсенале у судьи такой дубинки, как «2 года колонии + судимость» лучше, чем «15 суток ареста без судимости»?

Потому что тут мы переходим от материй уголовного права в область психологии.

В предыдущих пунктах я описал, что и по старой редакции УК и УПК у полиции и судов было множество возможностей защитить жертв домашнего насилия.

Вот только мы имеем множество примеров, когда они не защищали. Просто не реагировали. И не потому, что закон не давал им инструментов для этого. А просто не хотели. Не считали нужным. Считали, что происходящее НЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ ВМЕШАТЕЛЬСТВА государства. Или что НАКАЗАНИЕ СЛИШКОМ БОЛЬШОЕ.

Вот вам один пример: «Участковый получил от жены Белова заявление о том, что тот топил детей, угрожал их расчленить, но не провел с ним беседу, не направил соответствующие обращения в органы здравоохранения, не уведомил органы опеки и не предпринял других действий пусть даже формального характера». Тут даже не побои, тут 117 УК в чистом виде. Если бы среагировали. Да-да, это та самая трагедия в Нижнем Новгороде: преступник убил жену и шестерых детей. Участковый получил заявление, но ничего не сделал.

А вот вам другой пример, объясняющий, ПОЧЕМУ они на такие заявления не реагируют. Пишет мэр города. Известная личность. К нему, как к мэру, на приём пришли. «Отец после работы выпил и уснул. А дочки расшумелись. Сестра разоралась, она в ответ, дочки расплакались, мать прибежала. короче, отец проснулся и со злости ее избил. Она заревела, схватила детей, поехала в больницу , сняла побои и написала заявление в полицию. На отца. И пришла ко мне. Вообще, чтоб понять человека, надо встать на его место и посмотреть на произошедшее его глазами. Попробовал. Не получилось. Говорю: Ирина, это нехорошо вышло. Мне кажется, ты зря это сделала. Я говорю: Представь, мать -то что тебе скажет. Ну и отец все-таки он тебе, он же тебя на руках качал, песенки пел, любил тебя.. Ход моих мыслей следующий -посадив отца, она посадит мужа своей матери, отца своей сестры, деда своих внучек и собственного отца . И навсегда лишится родительской семьи. Это проще простого.и обратно уже не вернется. Мне не нравится”

Не нравится ему.

Вот у меня лично нет слов. Просто нет слов.

Но если у нас мэры такие.

Может, действительно, была оправданной идея: вывести состав в КоАП, чтобы хоть не начинали вот так вот отговаривать жертву, обвинять жертву?

Чтобы у полицейского не было соблазна отказаться принимать заявление с мыслью о сочувствии преступнику?

Чтобы не было у них у всех вот этой поганой мысли: «Ну, подумаешь, ударил, что ж теперь наказывать-то так сильно, судимость сразу».

Чтобы посадить преступника на крючок: «Вот тебя по КоАП на 15 суток один раз посадили, а если еще раз ударишь, то сядешь уже на два года, и судимость будет».

Главное ведь не величина наказания, а его неотвратимость, правда?

Ну или: важно не то, какой там срок в законе записан, а то, накажут преступника или нет.

7. Выводы

А вот теперь настоящие выводы с учётом всех практических последствий.

Новая редакция УК и УПК всего лишь оставляет правоохранительным органам и судам меньше возможностей уклониться от защиты потерпевшей в случае семейных побоев. Раньше у них был выбор:

1) включаться в защиту или оставить всё на самой потерпевшей (раз уж это дело частного обвинения);

2) переквалифицировать на часть 2 статьи 116 или на статью 117, чтобы добиться реального срока, или не переквалифицировать.

Теперь по обоим пунктам выбора нет. И обвинение прокурору надо поддерживать в суде, и для реального срока не надо уже ничего переквалифицировать, достаточно возбудить дело по 116 и тогда суд может и по самой новой редакции этой статьи дать до двух лет.

Но может и не дать.

А полиция может просто не принять заявление.

Еще статьи:

  • Договор купли-продажи оружия между юридическими лицами Договор о купле-продаже спортивного пневматического оружия ДОГОВОР N _____ о купле-продаже спортивного пневматического оружия 1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА 1.1. Продавец обязуется передать в собственность Покупателя, а […]
  • Договор поручения на оплату третьим лицом Договор поручения на оплату третьим лицом Договор N ___поручения на оплату в пользу третьего лица(общая форма) г. __________ "___"________ ____ г. _________________________________, именуем__ в дальнейшем […]
  • Налог на недвижимость военным пенсионерам Перечень и правила предоставления налоговых льгот военным пенсионерам Правительство РФ считает необходимым облегчать условия уволившихся со службы и в связи с этим регулярно проводит реформы в различных сферах, с […]
  • Как получить лицензию адвоката в казахстане Получить лицензию адвоката (Асем Тлегенова, ведущий специалист Департамента юстиции Северо-Казахстанской области) Получить лицензию адвоката В соответствии с пп. 117 п. 16 постановления Правительства РК «Вопросы […]
  • Управление опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних Управление опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних 1. Выявление и учет несовершеннолетних граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства В Балаковском муниципальном районе органами […]
  • Реквизиты госпошлина в мировой суд петрозаводск Государственная пошлина Государственная пошлина по всем делам, рассматриваемым в арбитражных судах Российской Федерации, уплачивается и взыскивается в федеральный бюджет. Вопросы уплаты госпошлины регулируются: […]
Ст 117 побои