Инвалиды и жилье – правоприменительная практика

Автор: Крылова В. П.

ИНВАЛИДЫ И ЖИЛЬЕ – ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Крылова, руководитель отдела судебной защиты в ЗАО «Объединенные юристы»

Жилищный вопрос в разные времена всегда стоял довольно остро, а для семей, где есть инвалиды − особенно. Государство предоставляет инвалидам и лицам пожилого возраста дополнительные гарантии жилищных прав. В данной статье мне хотелось бы рассмотреть, в какой степени указанные гарантии, в частности предоставление льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями и оплате жилья и коммунальных услуг реализуются, и с какими проблемами данной категории людей приходится сталкиваться на практике.

Основными нормативными правовыми актами, которые регулируют правоотношения в области социальной защиты инвалидов и лиц пожилого возраста в России, являются:

1. Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ (далее − Закон о защите инвалидов).
2. Федеральный закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 02.08.1995 г. № 122-ФЗ.
А также Правила предоставления льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг, утвержденные постановлением Правительства РФ от 27.07.1996 г. № 901 (далее − Правила о предоставлении льгот инвалидам).

Начнем с анализа первой проблемы − с предоставление льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями.

Однако рассмотреть мне хотелось бы не поэтапность предоставления жилья инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов (далее − Инвалиды), и признание их нуждающимися в улучшении жилищных условий, а от чего отталкиваться и на какую норму закону опираться Инвалидам, чье право уже было нарушено, и дело оказалось в суде.

Статья 17 Закона о защите инвалидов гласит, что инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Статья 28.2 Закона о защите инвалидов содержит в себе положения, согласно которым осуществляется обеспечение жильем Инвалидов за счет средств федерального бюджета, которые нуждаются в улучшении жилищных условий и которые встали на учет до 1 января 2005 г. То есть, посредством перечисления субъекту Федерации субвенций для предоставления мер социальной поддержки. Форму предоставления данных мер социальной поддержки определяют нормативно-правовые акты субъекта Российской Федерации. Так, например, согласно Закону Рязанской области от 20.07.2006 г. № 77-о «Об обеспечении жильем граждан, имеющих право на меры социальной поддержки в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» формой социальной поддержки Инвалидов в данном регионе является предоставление выплаты на приобретение жилья.

Однако в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или принадлежащего на праве собственности. Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.12.2004 г. № 817 утвержден Перечень заболеваний, дающих Инвалидам, страдающим ими, право на дополнительную жилую площадь.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, предоставляются жилые помещения по договорам социального найма вне очереди. Следовательно, ЖК РФ установлена совершенно другая форма оказания социальной помощи Инвалидам, а именно внеочередное предоставление жилья по договору социального найма.

Жилищное законодательство относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Конституции Российской Федерации). Законы и иные нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам (ст. 76 Конституции Российской Федерации). В случае же противоречия между федеральным законом и иным актом, принятым в Российской Федерации, действует федеральный закон.

То есть, несмотря на действие Закона Рязанской области от 20.07.2006 г. № 77-о «Об обеспечении жильем граждан, имеющих право на меры социальной поддержки в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и на то, что вышеуказанный закон принят в соответствии с Федеральным законом о защите инвалидов, данная норма противоречит положениям ЖК РФ, а именно п. 4 ч. 1 ст. 51 и п. 3 ч. 2 ст. 57, так как указанные ст. ЖК РФ в качестве единственной меры социальной поддержки устанавливают предоставление инвалидам жилого помещения по договору социального найма.

Следовательно, граждане вправе реализовать права, закрепленные именно ЖК РФ. Но на практике до сих пор существует такая ситуация, когда судебные решения выносятся, основываясь не на нормах ЖК РФ, а на законе субъекта Федерации.

Так, например, определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.02.2009 г. № 501-О-О, в котором Суд отмечает, что «определение же того, имели ли место основания для пересмотра судебных постановлений, вынесенных по конкретным делам, включая дела, связанные с защитой социальных прав граждан, в том числе инвалидов, осуществляется соответствующим (компетентным) судом надзорной инстанции, который должен установить, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе в качестве оснований для изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, достаточными для отступления от принципа правовой определенности и стабильности, вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия − соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права. При этом предписания ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее − ГПК РФ) не препятствуют суду надзорной инстанции, разрешая указанные вопросы при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами своих социальных прав, обеспечивать справедливый баланс между публичными интересами и интересами конкретного гражданина, в пользу которого были вынесены судебные постановления, обжалуемые в порядке надзора». Таким образом, Конституционный Суд РФ при рассмотрении подобных дел разрешил судам общей юрисдикции применять нормы материального права с учетом справедливого баланса интересов.

Однако Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в определении от 19.12.2007 занял иную позицию, в котором судьи указали на то, что в ст. 28.2 Закона о защите инвалидов установлено, что полномочия по предоставлению гражданам мер социальной поддержки, в частности по обеспечению их жильем, передаются органам государственной власти субъектов Российской Федерации с перечислением им соответствующих средств в виде субвенций. Форма предоставления указанных мер социальной поддержки определяется нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации.

Следовательно, получается, что на данный момент единообразия применения судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел по данному вопросу отсутствует. Но оспорить отсутствие единообразия применения судебной практики все же возможно, но только в том случае, если дело дойдет до Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ (ч. 3 ст. 377 ГПК РФ).

Теперь проанализируем вторую проблему не менее актуальную − предоставление льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по оплате жилья и коммунальных услуг.

Проблема по оплате жилья и коммунальных услуг Инвалидами уже не раз освещалась и рассматривалась, но все равно не потеряла своей важности. Поэтому мне еще раз хотелось бы поговорить на эту тему, а именно имеют ли Инвалиды право на льготу по оплате жилья и коммунальных услуг, если проживают в квартире, находящейся в частной собственности.

Согласно ч. 13 ст. 17 Закона о защите инвалидов Инвалидам предоставляется скидка не ниже 50 % на оплату жилого помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда. Данной нормой установлена скидка на оплату жилого помещения только в домах государственного и муниципального жилищного фонда.

Понятие жилищного фонда и его видов содержится в ЖК РФ. Как предусмотрено п. 2 ст. 19 названного Кодекса, жилищный фонд, в зависимости от формы собственности, подразделяется на:

  1. частный жилищный фонд − совокупность жилых помещений, находящихся в собственности граждан и в собственности юридических лиц;
  2. государственный жилищный фонд − совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности Российской Федерации (жилищный фонд Российской Федерации), и жилых помещений, принадлежащих на праве собственности субъектам Российской Федерации (жилищный фонд субъектов Российской Федерации);
  3. муниципальный жилищный фонд − совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальным образованиям.

Таким образом, названная норма относит жилые помещения, находящиеся в собственности Российской Федерации и ее субъектов, к государственному жилищному фонду, а жилые помещения, находящиеся в собственности муниципальных образований, − к муниципальному жилищному фонду. Жилые помещения, находящиеся в собственности граждан, независимо от основания их приобретения (договор купли-продажи, мены, бесплатной передачи государственного имущества и прочие варианты правовых сделок) отнесены к частному жилищному фонду. При этом ЖК РФ, определяя понятие жилищного фонда, исходит из множественности жилых помещений, находящихся в собственности различных субъектов, которые могут являться составной частью многоквартирного дома, и не исключает возможности нахождения всех жилых помещений многоквартирного дома в государственной или муниципальной собственности (ст. 163 ЖК РФ).

Жилищно-комунальные организации задались вопросом о праве Инвалидов, проживающих в приватизированных квартирах, на получение 50 % льготы на оплату жилого помещения. Предоставляя льготы по оплате услуг, управляющая организация рискует не получить возмещение понесенных убытков из соответствующего бюджета. Именно этот фактор предопределяет отказ в льготе Инвалидам, имеющим квартиру в собственности.

Так, например, гражданин, проживающий в Орловской области обратился в районный суд с исковыми требованиями к управляющей организации о предоставлении льгот по оплате жилья и проведении перерасчета. В первой инстанции гражданину в удовлетворении его требований было отказано. Однако определением ВС РФ от 28.11.2008 г. № 10-В08-13 дело было возвращено на новое рассмотрение. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что само по себе нахождение в собственности истца жилого помещения, где он проживает, не может расцениваться как отсутствие у него права на оплату жилого помещения не ниже 50 % без определения, относится ли данный многоквартирный дом, где расположено жилое помещение (квартира), к государственному, муниципальному или частному жилищному фонду. Решением Арбитражного суда Орловской области от 04.05.2009 г. № А48-3846/08-7 с Минфина взысканы расходы, понесенные управляющей организацией, предоставлявшей льготы Инвалидам, проживающим в приватизированных квартирах, именно на основании приведенных выводов.

В то же время, в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2008 г., утвержденном постановлениями Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 04.03.2009 и 25.03.2009 г. даны совсем иные разъяснения. ЖК РФ, определяя понятие жилищного фонда, исходит из множественности жилых помещений, находящихся в собственности различных субъектов, которые могут являться составной частью многоквартирного дома, и не исключает возможности нахождения всех жилых помещений многоквартирного дома в государственной или муниципальной собственности. В связи с этим право на скидку по оплате жилого помещения имеют граждане, ставшие Инвалидами и проживающие в домах, состоящих не только из жилых помещений (в том числе квартир), принадлежащих государственным и муниципальным образованиям, но и в домах, жилые помещения в которых относятся к разным формам собственности, при условии, что конкретные жилые помещения, занимаемые Инвалидами, принадлежат на праве собственности Российской Федерации (субъекту РФ) или муниципальному образованию. Граждане из числа Инвалидов, проживающие в квартирах, находящихся в многоквартирных домах и принадлежащих им на праве собственности, права на предоставление 50-процентной скидки на оплату жилого помещения не имеют.

Подводя итог вышенаписанному, можно сказать, что в Обзоре судебной практики Верховный Суд Российской Федерации фактически узаконил право на льготу по оплате жилого помещения Инвалидов, проживающих в муниципальных и государственных жилых помещениях. А вот Инвалиды, проживающие в квартирах, находящихся в частной собственности, не могут претендовать на льготы по оплате жилого помещения. Единство судебной практики в системе судов общей юрисдикции должен обеспечивать, и обеспечивает Верховный Суд РФ. Таким образом, чтобы добиться ясности, какую именно норму закона применять в ситуации, когда судебная практика еще не сложилась, нужно обращаться в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ. Тем более по такому вопросу как вопрос, связанный с проблемами жилья Инвалидов, где часто возникают подводные камни в трактовке норм закона.

Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за ноябрь 2012 года

Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за ноябрь 2012 года

Вопросы применения норм материального права

В случае отступления судом от равенства долей супругов в совместно нажитом имуществе, указанное долевое соотношение должно быть соблюдено и при расчете денежной компенсации за превышение доли одного из супругов в связи с передачей имущества большей стоимости.

Другие публикации:  Подоходный налог на ребенка до скольки лет

Решением суда удовлетворены частично исковые требования В. и Н.: в собственность Щ.В. выделен автомобиль Nissan Wingroad, а также иное имущество — на общую сумму 255 990,60 руб.; в собственность Н. выделен автомобиль Hyundai Santa Fe, а также иное имущество — на общую сумму 430 500 руб.; со Н. в пользу В. взыскана денежная компенсация в сумме 155 903,76 руб.

Апелляционным определением решение изменено в части раздела транспортных средств. В собственность В. выделен автомобиль Hyundai Santa Fe, в собственность Н. — автомобиль Nissan Wingroad. С В. в пользу Н. взыскана денежная компенсация в размере 58 755 руб. Решение в части взыскания денежной компенсации со Н. в пользу В. отменено. В остальной части — оставлено без изменения.

Разрешая спор, суд первой инстанции определил состав имущества, подлежащего разделу между сторонами, и его стоимость — 686490 руб.

При разделе имущества суд руководствовался пунктом 2 статьи 39 Семейного кодекса РФ и с учетом интересов несовершеннолетних детей отступил от равенства долей, определив доли В. и Н. соответственно 3/5 (411 894,24 руб.) и 2/5 (274 596,24 руб.). За превышение идеальной доли стоимости выделенного Н. имущества с него в пользу В. взыскана денежная компенсация 155 903 руб.

Согласившись с выводом суда о составе и стоимости подлежащего разделу имущества, суд апелляционной инстанции указал, что на долю каждой из сторон приходится по 343 245 руб., то есть фактически признал равенство долей. Исходя из равенства долей и стоимости выделенного каждой из сторон имущества, суд взыскал с заявительницы в пользу Н. денежную компенсацию 58 755 руб.

При этом вопреки требованиям статьи 329 ГПК РФ в апелляционном определении не приведены мотивы, по которым судебная коллегия пришла к выводу о равенстве долей сторон в общем имуществе и об ошибочности вывода суда первой инстанции об увеличении доли заявительницы.

Также не учтено, что Н. в апелляционном порядке решение суда не обжаловал, в своих возражениях не указывал на необоснованное увеличение доли заявительницы в общем имуществе.

В случае, если суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости проверить обжалуемое судебное постановление суда первой инстанции в полном объеме ( абзац 2 части 2 статьи 327.1 ГПК РФ), апелляционное определение должно содержать мотивы, по которым суд апелляционной инстанции пришел к такому выводу ( пункт 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Указанные нарушения признаны существенными и повлекли отмену судебного постановления.

В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Решением суда удовлетворен в части иск Т. к ЗАО «В.», с ответчика в пользу истца взысканы убытки — 335057 руб., неустойка — 50000 руб., компенсация морального вреда — 3000 руб., в связи с односторонним отказом ЗАО «В.» от исполнения договора строительства гаража. При апелляционном рассмотрении дела решение отменено. Принято новое решение, которым иск признан необоснованным.

Апелляционное определение отменено по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из отсутствия в упомянутом договоре условия о сроке исполнения ответчиком обязательства по передаче истцу гаражного бокса. С учетом исполнения истцом 27.06.2006 г. обязательства по оплате строительства, характера обязательств, взаимоотношений сторон, а также условий, влияющих на возможность исполнения обязательств, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 314 ГК РФ определил разумный срок исполнения ответчиком обязательства — до 31 декабря 2010 года (согласно указанной ответчиком в письме дате окончания строительства).

Неисполнение должником обязательства в указанный срок обусловило вывод суда о нарушении принципа надлежащего исполнения обязательств ( статья 309 ГК РФ), влекущем предусмотренные статьями 13 , 15 , 28 и 31 Закона РФ «О защите прав потребителей» последствия — возмещение причиненных заявителю убытков, компенсацию морального вреда, уплату неустойки за нарушение срока исполнения требований потребителя.

Отменяя решение, судебная коллегия признала ошибочными выводы суда о принятии ответчиком обязательства по завершению строительства объекта в срок до 31.12.2010 г. и о нарушении указанного срока, в связи с чем указала на необоснованное применение к спорным правоотношениям упомянутых норм Закона РФ «О защите прав потребителей».

Новое решение об отказе в иске мотивировано отсутствием согласованного сторонами условия о сроке окончания строительства гаража и передачи его дольщику, недоказанностью возникновения обязательства ответчика по завершению строительства объекта в срок до 31.12.2010 г.

Между тем, в решении суда первой инстанции не содержится вывода о принятии ответчиком обязательства по завершению строительства объекта в срок до 31.12.2010. В соответствии с пунктом 2 статьи 314 ГК РФ указанный срок определен судом, исходя из совокупности фактических обстоятельств, как разумный срок исполнения обязательства, по истечении которого должник считается просрочившим исполнение.

В чем состоит неправильность данного вывода, в апелляционном определении не указано, как не указано и на неправильное применение данной нормы к спорным правоотношениям.

В нарушение части 1 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции, проверяя законность и обоснованность судебного постановления суда первой инстанции, отставил без оценки возражения истца о необходимости при отсутствии в договоре условия о сроке исполнения обязательства определить этот срок в порядке пункта 2 статьи 314 ГК РФ.

При таких обстоятельствах заслуживают внимания доводы заявителя о нарушении судом апелляционной инстанции статьи 314 ГК РФ, что вызывает сомнение и в правильности вывода об отсутствии со стороны ответчика нарушения срока исполнения обязательства.

Положения ст. 19 ФЗ N 189-83 # ФЗ не могут рассматриваться, как умаляющие права собственника такого жилого помещения по сравнению с теми правами, которые он имел до его приватизации, в том числе права приватизировавшему лицу продать квартиру, а покупателю поставить вопрос о прекращении права пользования тех лиц, которые, утратив интерес к использованию жилого помещения в связи с выездом на новое место жительства, не осуществляют действий, по оформлению своего отказа от прав на ранее занимаемое жилое помещение в установленном законом добровольном порядке.

Решением суда в удовлетворении требований Т. о признании А. прекратившим право пользования жилым помещением, приобретенным у П. (бывшей супруги А.) на основании договора купли-продажи, отказано.

Решение отменено судом апелляционной инстанции с указанием на следующее.

При разрешении спора суд первой инстанции исходил из того, что за А., дававшим согласие на приватизацию спорной квартиры П., сохраняется право пользования жилым помещением в квартире.

Отказывая в прекращении права пользования А. жилым помещением, суд сослался на то, что при наличии согласия А. на приватизацию квартиры, в соответствии со ст. 19 Федерального закона «О введении в действие ЖК РФ» на него, как на бывшего члена семьи собственника приватизированного жилого помещения, имевшего в момент приватизации данного помещения равные права пользования с приватизировавшим его лицом, не распространяется действие ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, в силу которой это право может быть прекращено вследствие прекращения семейных отношений с собственником, основана на неправильном толковании норм материального права.

По мнению судебной коллегии, положения ст. 19 ФЗ N 189-83 # ФЗ «О введении в действие жилищного кодекса РФ» гарантируют лицам, отказавшимся от участия в приватизации жилых помещений, занимаемых ими по договору социального найма, сохранение права пользования данным жилым помещением независимо от наличия семейных отношений с собственником жилого помещения, поскольку согласно ч.ч. 2 и 4 ст. 69 ЖК РФ (до 1 марта 2005 года — ст. 53 ЖК РСФСР) до приватизации жилого помещения члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении имели равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением. Таким образом, законодатель исходил из необходимости обеспечения жилищных прав лиц, оставшихся проживать в приватизированном жилом помещении без получения статуса его собственника, но заинтересованных в использовании данного помещения.

Как видно из материалов дела (объяснений истца, А.) на его имя по договору от 24 апреля 2012 года приобретена иная квартира. В суде А. не отрицал, что подписывал договор купли-продажи, осматривал квартиру, проживает в ней, при установлении личности в судебном заседании адрес этой квартиры он указал как свое место жительства. В спорной квартире уже проживает истец Т., и действий, свидетельствующих о заинтересованности в использовании жилого помещения в проданной квартире, А. не совершал, сделки купли-продажи не оспаривал. Таким образом, на момент приватизации А. не был членом семьи П., в настоящее время не проживает в указанном жилом помещении.

Положения ст. 19 ФЗ N 189-83 # ФЗ не могут рассматриваться, как умаляющие права собственника такого жилого помещения по сравнению с теми правами, которые он имел до его приватизации, в том числе права приватизировавшему лицу продать квартиру, а покупателю поставить вопрос о прекращении права пользования тех лиц, которые, утратив интерес к использованию жилого помещения в связи с выездом на новое место жительства, не осуществляют действий, по оформлению своего отказа от прав на ранее занимаемое жилое помещение в установленном законом добровольном порядке. Тем более, в данном случае, вопрос о прекращении права пользования жилым помещением ставит новый собственник квартиры.

Толкование судом положений ст. 19 ФЗ N 189-83 # ФЗ, как устанавливающей собственнику приватизированною жилого помещения какие-либо ограничения по сравнению с указанными выше правами нанимателя и членов его семьи, является необоснованным и противоречит правовому смыслу и цели принятия данного законоположения, а также положениям ч. 3 ст. 17 и ст. 29 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, исковые требования подлежат удовлетворению.

Инвалиды — граждане РФ, которые проживают на территории РФ и на 01.01.2005 г. состояли на учете в органах социальной защиты населения субъектов РФ для обеспечения транспортными средствами бесплатно или на льготных условиях в соответствии с медицинскими показаниями (независимо от того обеспечиваются они транспортным средством впервые или взамен ранее предоставленного транспортного средства), должны быть обеспечены за счет средств федерального бюджета легковыми автомобилями или им должна быть выплачена единовременная денежная компенсация в размере 100 тыс. руб.

Решением суда удовлетворены требования, заявленные прокурором в интересах Л. о замене транспортного средства.

В апелляционном порядке решение отменено.

Суд, признавая за Л. право на замену транспортного средства по истечении семилетнего срока эксплуатации, исходил из того, что истец состоял на учете в органах социальной защиты до 01.01.2005 г. и в силу данного обстоятельства как у инвалида Великой Отечественной войны 2-й группы у него возникло вышеуказанное право. Данный вывод суда сделан на основании неправильного толкования норм материального права.

На основании ранее действовавшей редакции п.п. 19 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О ветеранах» от 12.01.1995 г. N 5-ФЗ инвалиды войны при наличии медицинских показаний имели право на бесплатное получение в пользование в качестве средства реабилитации транспортных средств, тип которых и срок пользования которыми устанавливался Правительством РФ.

Пунктом 28 статьи 63 Федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты РФ и признании утратившими силу некоторых законодательных актов РФ в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 22.08.2004 г. N 122-ФЗ п.п. 19 п. 1 ст. 14 Федерального закона от 12.01.1995 г. N 5-ФЗ признан утратившим силу.

При этом в рамках ст. 153 Федерального закона от 22.08.2004 г. N 122-ФЗ предусмотрено, что в рамках длящихся правоотношений для лиц, у которых возникло до 01.01.2005 г. право на компенсации в натуральной форме или льготы и гарантии, носящие компенсационный характер, закрепленные в отменяемых настоящим Федеральным законом нормах, настоящий Федеральный закон не может рассматриваться как не допускающий реализацию возникшего в указанный период права на эти компенсации, льготы и гарантии в форме и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В отношении упомянутых категорий инвалидов, у которых на момент вступления в силу ФЗ от 22.08.2004 г. N 122-ФЗ не было реализовано возникшее право на льготы в натуральной форме, действовали Указ Президента РФ от 06.05.2008 г. N 685 «О некоторых мерах социальной поддержки инвалидов» и Постановление Правительства РФ от 12.09.2008 г. N 670 «Об обеспечении транспортными средствами за счет средств федерального бюджета инвалидов, поставленных до 01.01.2005 г. органами социальной защиты населения субъектов РФ на учет по обеспечению транспортными средствами».

По-видимому, в предыдущем абзаце допущена опечатка. Вместо слов «Об обеспечении транспортными средствами за счет средств федерального бюджета инвалидов, поставленных до 01.01.2005 г. органами социальной защиты населения субъектов РФ на учет по обеспечению транспортными средствами» следует читать «О порядке предоставления легковых автомобилей и выплаты единовременной денежной компенсации за счет средств федерального бюджета инвалидам, которые на 1 января 2005 г. состояли на учете в органах социальной защиты населения субъектов Российской Федерации для обеспечения транспортными средствами бесплатно или на льготных условиях в соответствии с медицинскими показаниями»

Другие публикации:  Налог за машину 200 лошадиных сил

Приведенными нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ предусматривается, что в 2008 — 2009 г.г. инвалиды — граждане РФ, которые проживают на территории РФ и на 01.01.2005 г. состояли на учете в органах социальной защиты населения субъектов РФ для обеспечения транспортными средствами бесплатно или на льготных условиях в соответствии с медицинскими показаниями (независимо от того обеспечиваются они транспортным средством впервые или взамен ранее предоставленного транспортного средства), должны быть обеспечены за счет средств федерального бюджета легковыми автомобилями или им должна быть выплачена единовременная денежная компенсация в размере 100 тыс. руб.

Поскольку судом было установлено, что истец не был поставлен на учет по обеспечению транспортным средством в органах социальной защиты населения до 01.01.2005 г., право на бесплатное получение транспортного средства у него не возникло.

Заслуживает внимания утверждение ответчика о том, что инвалиды, как обеспечиваемые транспортными средствам впервые, так и те, кто обращался в органы социальной защиты населения за заменой транспортного средства, то есть повторно, должны были встать на учет до 01.01.2005 г. Указанное обстоятельство, в частности, подтверждается тем, что Федеральным законом от 24.11.1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» и Федеральным законом от 12.01.1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» предусматривалось право инвалидов отказаться от получения транспортного и получать ежегодную денежную компенсацию транспортных расходов.

При разрешении спора судом не было учтено, что органы социальной защиты населения обязаны были принимать и рассматривать обращения инвалидов, связанные с реализацией права на получение автомобиля, давать ответы, совершать действия по постановке на учет по результатам рассмотрения обращений. Между тем, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что реализация инвалидом права на обеспечение транспортным средством носила заявительный характер и зависела только от волеизъявления инвалида, как правообладателя. Нормативно-правовыми актами, действовавшими до 01.01.2005 г. (момента прекращения постановки инвалидов на учет), на органы социальной защиты населения не возлагалась обязанность по выявлению и извещению инвалидов, имеющих право на обеспечение транспортными средствами.

Граждане, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма ( часть 1 статьи 51 ЖК РФ), или имеющие право состоять на данном учете ( часть 2 статьи 52 ЖК РФ), не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие ЖК РФ .

Решением суда прекращен договор социально найма, заключенный ФГБОУ с Щ., ответчик выселен из него с предоставлением предложенного истцом другого жилого помещения.

Судебное постановление отменено.

Судом установлено, что заявитель был вселен в спорное жилое помещение на основании устного разрешения ректора ФГБОУ без принятия последним какого-либо решения и без оформления письменного договора жилищного найма.

Принимая решение о прекращении договора найма, суд, как это следует из мотивировочной части решения, руководствовался частью 2 статьи 105 ЖК РФ, посчитав, что основанием для прекращения этого договора является факт отсутствия когда-либо трудовых отношений между истцом и ответчиком. Между тем, в силу буквального толкования приведенной нормы жилищного права, основанием для прекращения договора найма жилого помещения в общежитии является не отсутствие подобных отношений, а их прекращение. Подобного обстоятельства судом при рассмотрении дела установлено не было.

Судом первой инстанции не учтено также и то, что статьей 13 Вводного закона предусмотрены дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие ЖК РФ . В соответствии с названной статьей указанные граждане, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма ( часть 1 статьи 51 ЖК РФ), или имеющие право состоять на данном учете ( часть 2 статьи 52 ЖК РФ), не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие ЖК РФ .

Поскольку судом установлено, что ответчик не имеет иного жилого помещения и не является членом семьи нанимателя или собственника, следовательно, в соответствии с частью 2 статьи 52 ЖК РФ он имеет право состоять на жилищном учете.

Также из материалов дела следует, что истец является инвалидом второй группы ввиду военной травмы. Следовательно, поскольку спорное жилое помещение предоставлено ответчику до введения в действие ЖК РФ , в силу статьи 108 ЖК РСФСР он относится к категориям граждан, которые не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения.

Посчитав правильным в данном случае предоставление истцу взамен изымаемого жилого помещения меньшей площади, суд сослался в обоснование своих выводов на пункт 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 года N 14, в силу которого благоустроенность и размер другого жилого помещения, предоставляемого в таком случае, правового значения не имеют. При этом судом не учтено, что в соответствии с этим же пунктом постановления Пленума Верховного Суда РФ вновь предоставляемое жилое помещение должно относиться к жилищному фонду социального использования (а не к специализированному жилищному фонду), то есть в данном случае не может быть повторно предоставлено жилое помещение в общежитии, также включенном в специализированный жилищный фонд ( ч. 3 ст. 19 , ст. 92 и 99 ЖК РФ).

Правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей ГК РФ, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 года.

Решением суда отказано в иске В. об увеличении обязательной доли в наследстве.

Решение отменено по следующим основаниям.

26 февраля 2011 года умерла Л. (супруга истца), которое все принадлежавшее ей имущество завещала А. и Е. Переживший супруг В. обратился в нотариальную контору, поскольку он имеет право на обязательную долю в наследстве.

Нотариусом его доля в наследственном имуществе определена как 1/4 от наследственной массы. При этом нотариусом учтено, что он имеет право на 1/2 долю имущества, нажитого супругами в период брака, как переживший супруг. Таким образом, наследство открылось на 1/2 долю квартиры и на 1/2 долю вкладов.

Судом установлено, что В. имеет право на обязательную долю в имуществе, так как к моменту открытия наследства он является нетрудоспособным. Ему выдано свидетельство о праве на наследство на 1/4 доли от 1/2 доли квартиры, на 1/4 долю от 1/2 доли вкладов. При этом нотариус исходил из положений ст. 1149 ГК РФ, которой предусмотрено, что нетрудоспособный супруг наследодателя наследует независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону (обязательная доля).

Поскольку наследников по закону к имуществу наследодателя двое — В. и А., то обязательная доля в завещанном имуществе оставляет половину от приходящейся наследникам по закону доли в наследственном имуществе (1/2 от 1/2 или 1/4 доля). При этом право пережившего супруга нотариусом не нарушено.

При разрешении спора судом первой инстанции применены положения ГК РФ . Однако не учтено, что завещание в пользу А. составлено 24 августа 1999 года. Статья 8 Федерального закона от 26.11.2001 г. N 147-ФЗ «О введении в действие части третьей ГК РФ» предусматривает, что правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей Кодекса, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 года.

Таким образом, обязательная доля в наследственном имуществе в виде 1/2 доли квартиры полежит исчислению по правилам ст. 535 ГК РСФСР, предусматривающей, что нетрудоспособный супруг наследодателя наследует, независимо от содержания завещания, не менее двух третей доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону (обязательная доля).

Следовательно, истец имеет право на 1/3 долю от 1/2 доли квартиры (2/3 от 1/2 доли при наследовании по закону имущества в виде 1/2 доли квартиры). Решение суда в части отказа в иске об определении доли истца в наследственном имуществе в виде 1/2 доли квартиры не основано на законе, в связи с чем подлежит отмене как постановленное с нарушением норм материального права. В этой части принято новое решение, которым определена доля истца в наследственном имуществе в виде 1/2 доли квартиры в размере 1/3.

Алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд, если судом установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты.

Решением суда взысканы алименты с И. в пользу Н. на содержание сына А., начиная с момента подачи иска и до совершеннолетия ребенка. В удовлетворении требований о взыскании алиментов за прошлый период отказано.

Решение отменено в части отказа в удовлетворении иска судом апелляционной инстанции.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании алиментов за прошлый период, суд, сославшись на положения п. 3 ст. 113 СК РФ, указал на отсутствие судебного постановления о взыскании алиментов, на основании которого можно было бы определить задолженность по алиментам.

При этом, судом неправильно применена упомянутая норма права.

В апелляционной жалобе Н. правильно указано, что при разрешении настоящего спора подлежал применению п. 2 ст. 107 СК РФ, в соответствии с которым алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд, если судом установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты.

Как усматривается из материалов дела, объяснений истицы, ею предпринимались попытки к получению алиментов от ответчика. Определенное время им по распискам выдавались денежные средства истице на содержание ребенка, из которых следует, что ответчик в 2009 — 2010 г.г. оказывал нерегулярную материальную помощь, в 2011 г. им выплачено 2 000 руб. только в июне месяце.

Из телефонных распечаток видно, что истица неоднократно связывалась по телефону с ответчиком, как следует из ее пояснений, именно по вопросу выплаты алиментов.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу об обоснованности заявленных требований Н. о взыскании алиментов за предшествующий период до ее обращения в суд с настоящим иском.

Устанавливая конкретные сроки подачи жалобы, федеральный законодатель тем самым не только закрепил возможность оспаривания судебных постановлений, но и гарантировал лицам, в чью пользу состоялось решение суда, право на его исполнение в разумные сроки.

Определением суда удовлетворено ходатайство ОАО «Э.» о восстановлении процессуального срока на подачу апелляционной жалобы.

Определение отменено в апелляционном порядке.

В силу ст. 321 ГПК РФ апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

В соответствии со ст. 199 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела, составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела.

Как следует из протокола судебного заседания представитель ответчика участвовал в судебном заседании, присутствовал при объявлении резолютивной части и ему разъяснялось, когда он может ознакомиться с мотивированным решением суда, что подтверждает выполнение судом предписаний статьи 193 ГПК РФ.

Будучи извещенным о дате изготовления полного текста решения, его копию представитель ответчика получил лишь 15 июня 2012 г.

О наличии причин, объективно препятствующих своевременному получению копии решения и направлению апелляционной жалобы, представитель в тексте жалобы и в судебном заседании не указал.

Более того и с момента получения копии судебного акта апеллятор также пропустил срок обжалования.

При таких обстоятельствах вывод суда о восстановлении пропущенного процессуального срока нельзя признать основанным на законе.

Суждения суда о необходимости предоставления возможности обжалования судебного акта в вышестоящий суд и при отсутствии на то законных оснований являются ошибочными.

Устанавливая конкретные сроки подачи жалобы, федеральный законодатель тем самым не только закрепил возможность оспаривания судебных постановлений, но и гарантировал лицам, в чью пользу состоялось решение суда, право на его исполнение в разумные сроки, что в полной мере соответствует Конституции РФ и нормам международного права.

Иное толкование положений Гражданского процессуального кодекса РФ, допущенное судом первой инстанции, влечет нарушение прав и законных интересов второй стороны спора в угоду недобросовестному участнику процесса.

Другие публикации:  Заявление об обеспечении иска наложение ареста на расчетный счет

Ссылки суда на Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод необоснованны, поскольку международные нормы, подтверждая право граждан на судебную защиту, не освобождают их от обязанности добросовестно пользовать всеми принадлежащими им правами, нести соответствующие обязанности и соблюдать законодательство страны проживания, чтобы исключить необоснованное причинение вреда и нарушение прав других лиц.

Иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Определением суда исковое заявление Ш. к Г. об отмене сделки и ее государственной регистрации возвращено заявителю ввиду неподсудности спора.

Судебное постановление отменено по следующим основаниям.

Возвращая исковое заявление на основании ст. 28 , п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, суд исходил из того, что заявленные требования должны разрешаться соответствующим судом Краснодарского края, т.е. по месту жительства ответчика.

Такой вывод суда является ошибочным, основан на неправильном толковании норм процессуального права, и неправильного определения обстоятельств дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Как усматривается из искового заявления Ш. она оспаривает право собственности ответчика на квартиру, расположенную в г. Белгороде, которая была отчуждена истцом в пользу ответчика по договору обмена на принадлежащую последней квартиру в Краснодарском крае, от передачи которой в собственность истца ответчик уклоняется.

При таких обстоятельствах указанный иск подлежит рассмотрению по месту нахождения квартиры, расположенной в г. Белгороде, право собственности которой, зарегистрированное за ответчиком, истцом оспаривается.

В связи с вышеизложенным определение суда подлежит отмене, а исковое заявление Ш. подлежит возврату в тот же суд для решения вопроса о его принятии к производству.

Судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения.

Определением судьи исковое заявление оставлено без движения ввиду неуказания помещений, которые просит выделить себе в собственность истица, неприложении упоминаемого в иске решения суда о разделе земельного участка, технического паспорта, заключения с вариантами реального раздела и документов, подтверждающих обстоятельства на которые ссылается истица в своем заявлении (неправильности замера спорного жилого дома).

Во исполнение упомянутого определения судьи истицей представлены письменные пояснения, где она указала жилые помещения, на которые просит признать право собственности, при этом дополнительно просила признать недействительными ранее выданные свидетельства о праве на наследство по завещанию и аннулировать запись о государственной регистрации. В пояснениях указала на то, что неправильного замера помещения не было, а имело место невключение в технический паспорт площади пристроек, что и явилось основанием для обращения в суд. К письменным пояснениям приложила определение суда об утверждении мирового соглашения о реальном разделе земельного участка, технический паспорт и соглашение о реальном разделе дома.

Определением судьи Старооскольского районного суда от 20 августа 2012 года исковое заявление возвращено Г., ввиду неустранения отмеченных недостатков, при этом поступившие письменные пояснения расценены судьей как самостоятельные требования, не связанные с ранее поданным исковым заявлением.

К письменным пояснениям, поступившим от истицы после оставления ее заявления без движения, приложено судебное постановление в отношении реального раздела земельного участка, а также технический паспорт на жилой дом. Кроме того в этих же пояснениях конкретизированы помещения, которые просит себе выделить истица, а также указана причина, с которой она связывает нарушение своих прав (невключение в технический паспорт площади пристройки). Следует отметить и то, что спорный жилой дом фактически состоит из двух изолированных частей, а сторонами заключено соглашение о его реальном разделе, на что обращено внимание в письменных пояснениях истицы в части такого основания к оставлению искового заявления без движения как отсутствие заключения о вариантах раздела жилого дома.

Приведенные обстоятельства являются достаточными основаниями для вывода о том, что истицей в полной мере устранены недостатки, отмеченные в определении об оставлении искового заявления без движения, в силу чего возвращение ее искового заявления, с учетом положений ч. 2 ст. 136 ГПК РФ, не может быть признано правомерным.

Ссылки в определении на заявление истицей иных требований, не связанных с первоначальным иском, несостоятельны. Из существа заявленных требований следует, что как в первоначальном исковом заявлении, так и в письменных пояснениях истица фактически ставит вопрос о признании за ней права собственности на занимаемую ею часть жилого дома. Кроме того, нечеткое формулирование заявленных требований указано судьей в качестве одного из оснований к оставлению искового заявления без движения, в связи с чем изменение формулировки требований фактически является исполнением указаний судьи.

Что касается заявления истицей требований о признании свидетельств о праве на наследство недействительными и аннулировании записей о государственной регистрации права собственности, то такие действия не могут быть признаны основаниями к возвращению искового заявления, поскольку совершены в рамках полномочий предоставленных истцу ст. 39 ГПК РФ. Следует отметить, что ГПК РФ не ограничивает реализацию права истца на увеличение заявленных требований какой-либо стадией судебного разбирательства, в связи с чем совершение таких действий на стадии принятия искового заявления к производству суда является допустимым.

Само по себе отсутствие в апелляционной жалобе ссылки на ст. 330 ГПК РФ не может служить основанием для оставления жалобы без движения.

Определением судьи Белгородского районного суда от 23 июля 2012 года апелляционная жалоба оставлена без движения ввиду ее несоответствия требованиям п. 4 ч. 1 ст. 322 ГПК РФ.

Определение отменено по следующим основаниям.

Требования, предъявляемые к содержанию апелляционной жалобы, содержатся в ст. 322 ГПК РФ.

Оставляя апелляционную жалобу без движения, районный суд сослался на то обстоятельство, что в ней не указаны основания, по которым апеллятор считает решение суда неправильным, и предложил заявителю в определенный срок устранить данные недостатки.

Между тем, из содержания апелляционной жалобы следует, что в ней указаны основания, с которыми действующее гражданское процессуальное законодательство связывает отмену либо изменение судебного решения ( ст. 330 ГПК РФ).

Так, в апелляционной жалобе содержится указание на то, что суд вышел за рамки предъявленных требований, что свидетельствует о ссылке на нарушение норм процессуального права ( п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), а также на то, что суд не установил по мнению автора жалобы одно из юридически значимых обстоятельств ( п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

Само по себе отсутствие указания в апелляционной жалобе ссылки на ст. 330 ГПК РФ не может служить основанием для оставления жалобы без движения, поскольку требования ст. 322 ГПК РФ заявителем по существу выполнены.

Институт обеспечения иска является средством, гарантирующим исполнение судебного решения, которое по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства.

Определением суда сняты меры по обеспечению иска.

Судебное постановление отменено в апелляционном порядке.

Отменяя обеспечительные меры, суд исходил из того обстоятельства, что необходимость в дальнейшем обеспечении иска отпала, поскольку арест был наложен только в обеспечение исковых требований о взыскании неосновательного обогащения на сумму 6.850.000 руб., в удовлетворении которых истцу было отказано.

Суд апелляционной инстанции признает необоснованной и неправомерной изложенную позицию суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 139 ГПК РФ суд или судья по заявлению лиц, участвующих в деле, может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Институт обеспечения иска является средством, гарантирующим исполнение судебного решения, которое по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства.

При этом необходимо учитывать, что истец и ответчик в равной мере обладают правом на судебную защиту. Это означает, в частности, что ответчику, как равноправной с истцом стороне в гражданском процессе, должна быть гарантирована возможность защиты его прав при применении мер по обеспечению иска ( Постановление Конституционного Суда РФ от 14.02.2002 г. N 4-П).

Из заявления С. о принятии мер по обеспечению иска следовала просьба об обеспечении его иска в полном объеме, то есть на сумму 9 200 000 руб. Определением судьи иск обеспечен на сумму 7 500 000 руб.

Согласно пояснениям истца и судебного пристава-исполнителя ответчик не приступил к исполнению решения суда от 07.07.2011 г. с учетом его частичной отмены в кассационной инстанции с принятием нового решения об удовлетворении иска в размере 2 350 000 руб.

При таком положении дел судебная коллегия считает, что полная отмена мер по обеспечению иска повлечет возможную утрату эффективности судебного решения, реального и своевременного восстановления нарушенных прав взыскателя.

Изложенное свидетельствует об отсутствии оснований для отмены принятых мер по обеспечению иска в части наложения ареста на имущество в размере неисполненных ответчиком обязательств на сумму 2 350 000 руб., возникших из судебного решения от 07.07.2011 г.

При таких обстоятельствах определение судьи об отмене обеспечительных мер в указанной части не может быть признано законным и подлежит отмене.

Суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

Решением суда отказано в удовлетворении иска Г. к З.В., З.М. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решение отменено с прекращением производства по делу по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что Г. обратилась в суд с иском к родителям несовершеннолетней З.А. — З.В. и З.M. о возмещении ущерба, ссылаясь на то, что ДТП имело место по вине несовершеннолетнего ребенка.

Материалы дела содержат вступившее в законную силу решение суда по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, что в силу абз. 3 ст. 220 ГПК РФ является основанием для прекращения настоящего дела.

То обстоятельство, что постановлением инспектора ФПС ГИБДД УМВД России по г. Белгороду от 5 января 2012 г. дана другая правовая оценка обстоятельствам ДТП, не свидетельствует об изменении основания предъявленного Г. к родителям несовершеннолетней З.А. иска о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП.

Основанием иска являются обстоятельства, на которых истец основывает свои требования к ответчику.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Еще статьи:

  • Нарушение тайны переписки ответственность Нарушение тайны переписки и телефонных переговоров и ответственность по УК РФ Могут ли сейчас люди иметь тайны — то, что является неприкосновенным и защищается на государственном уровне? Законодательство действительно […]
  • Ходатайство об отсрочке уплаты штрафа образец Не чем оплатить штраф 30тр за лишение водительских прав Суд уже был, штраф уже вынесен. Могу ли я обратиться в орган, выдавший штраф с заявлением об отсрочке платежа штрафа? На какой период могут дать отсрочку или […]
  • Вальщик леса досрочная пенсия Вальщик леса досрочная пенсия Общий стаж у меня 27 лет, из них 10 лет я проработал “ вальщиком леса. Имею ли я право уйти на досрочную пенсию? При определении права на досрочную пенсию работающим непосредственно на […]
  • Как узнать срок действия кредитной карты Срок действия кредитной карты У любой банковской карты имеется какой-то срок действия. Срок действия кредитной карты как правило составляет 2 года, но может разниться от типа карты и условий банка. Так, например, […]
  • Расписка о неразглашении государственной тайны образец Top-Download Все файлы интернета расписка о неразглашении государственной тайны образец Что такое Top-Download? TopDownload это мега хранилище файлов, где собраны все файлы из интернета в одном месте. Мы сделали […]
  • Заместитель прокурора орловской области Прокурор области Полуэктов Иван Васильевич Прокурор области Родился в 1959 г. в Пичаевском районе Тамбовской области. В 1983 г. окончил Саратовский юридический институт им. Д.И. Курского. В том же году начал службу в […]
Судебная практика по социальной защите инвалидов